BG diaspora.
Культурно-просветительская организация
болгар в Москве.

Девиз
Наша цель – поиск добрых сердец и терпеливых воль, которые рассеют навязанный нам извне туман недоверия и восстановят исконную теплую дружбу между нашими народами в ее подлинности и полноте.
Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Освобождение Хаджиоглу-Пазарджика (ныне Добрич)

Военные действия в Добрудже начались 22 июня (высадка десанта на Буджакский полуостров против Галаца и Браилы). Долгое время Нижнедунайский отряд занимал линию Констанца — Черна-Вода, не предпринимая никаких действий в южном направлении. Роль отряда сводилась к отвлечению войск неприятеля на северной стороне укрепленного четырехугольника Русе — Шумен — Варна — Силистра. Едва после падения Плевена и перехода русской армии через перевалы Стара-Планины (декабрь 1877 — январь 1878 гг.) Нижнедунайский отряд (XIV корпус) генерала А. Е. Циммермана предпринял решительное наступление: взял Хаджиоглу-Пазарджик (ныне город Добрич), блокировал крепость Силистры и через Козлуджу (ныне Суворово) достиг Провадии.
В ходе наступления войск XIV корпуса болгары оказывали им всяческое содействие, выполняя роль разведчиков и проводников. Кроме того, были организованы четы (отряды) добровольцев, в том числе чета Амира — Андрея Василева из Каварны.
10 ноября 1877 года начальник отряда в Констанце генерал К. Н. Мынзей представил к награде генералу А. Е. Циммерману болгарина Андрея Василева — Амира, которому была вручена медаль «За храбрость». Амира со своим отрядом, насчитывающим 30 болгар-добровольцев, сумел взять в плен большой неприятельский обоз и стадо рогатого скота, следовавшие в Хаджиоглу-Пазарджик в сопровождении вооруженного конвоя. Во время резни в Каварне в конце июля, в которой погибло около тысячи невинных женщин, стариков и детей, отряд успешно действовал против карателей и мародеров — черкесов и башибузуков. Благодаря этим его действиям местное население могло укрыться в пещерах мыса Калиакра и Туаклимана (ныне Русалка).
Умелым разведчиком показал себя и Хаджи Стоян Поклонников, который был награжден русскими за «искусную разведку в боевых операциях против неприятеля, — как отмечает в своем рапорте от 6 ноября 1877 года командир 7-го Кинбурнского драгунского полка Д. Н. Леонтьев, — и вообще за его большую преданность и особое усердие при выполнении различных поручений во время всего пребывания наших войск на передовой линии». Этот болгарин пользовался большим уважением среди местного населения и оказывал на него сильное влияние.
25 января 1878 года Главная квартира приказала генералу А. Е. Циммерману выставить заслон в направлении Силистры, двинуться на Хаджиоглу-Пазарджик и овладеть этим пунктом после чего продолжить движение на Провадию с тем, чтобы прервать коммуникации между Варной, Шуменом и Разградом. Кавалерийские разъезды должны были установить связь с войсками генерала Деллингсхаузена, который овладел Карнобатом и Айтосом.
Наступление на Хаджиоглу-Пазарджик началось 17 января 1878 года. Вокруг города, в трех-четырех часах ходьбы от него, были воздвигнуты сильные укрепления. Турецкий гарнизон, которым командовал Решид-паша, насчитывал 15 тысяч человек. В самом городе и его окрестностях действовали отряды башибузуков, насчитывавшие более 20 тысяч человек. Русские войска предприняли обход, города, по дороге на Балчик. Наступая с трех сторон, части Нижнедунайского отряда освободили села Елибей (ныне Пчеларово), Перифак (ныне Равнец), Малджиар, Карабак (ныне Люляково), Башхасырлык (ныне Преселницы), Харманкуюсу (ныне Кардам) и Чифуткоюсу (ныне Йовково). Движение русских войск к опорным пунктам противника протекало в тяжелых зимних условиях, в бурю и метели. Прижатые русской кавалерией, передовые части неприятеля отступили к городу Халжиоглу-Пазарджик. 26 января 1878 года вышедший из города турецкий отряд атаковал правый фланг русских войск. На подмогу 66-му Тарутинскому и 68-му Бородинскому пехотным полкам, а также 11 -и Донской батарее прибыли подкрепления — 66-й Бутырский и 65-й Московский пехотные полки 17-й пехотной дивизии, которые атаковали неприятеля с тыла. В результате атаки русских войск неприятель был вынужден оставить редуты и обратился в бегство в направлении города. Потери русских составили около 100 человек убитыми и ранеными. Потери противника превысили 300 человек. На другой день, 27 января, русские войска вошли в Хаджиоглу-Пазарджик. Жители города восторженно встретили своих освободителей.
В документах 16-го Донского казачьего полка отмечается:
«Все болгарское население города с радостью встретило наши войска, избавившие его от принудительной работы по возведению фортификационных укреплений. Туркам действительно удалось руками болгар так укрепить город, что, не будь сдан неприятелем добровольно, он мог бы превратиться для нас во второй Плевен».
Наряду с селами на дорогах, ведущих к черноморскому побережью, части 1-й Донской казачьей дивизии освободили 31 января 1878 года Балчик, а 4 февраля и Каварну.
Наступление русской армии в южном направлении вызвало панику среди турецкого гарнизона Варны и турецкого населения окрестных сел. В дневниках очевидцев есть такая запись:
«Турки в своем паническом бегстве грабили все, что им попадало под руку, а что не могли захватить с собой — уничтожали или поджигали. В окрестностях Варны десятки тысяч голов скота подохли с голоду. Телеги, повозки и другие средства транспорта сжигались. В переполненной турецкими беженцами Варне вспыхнула эпидемия. Ежедневно умирали сотни людей. Подходы с моря к Варне; были блокированы русским флотом. Турки, боясь «мести московитян», бросали в море ятаганы и пистолеты. Наконец они решили двинуться в направлении Стара-Планины… Некоторые жители Варны после падения Плевена уходили в болгарские села, в которых болгарское население кормило их из жалости».
11 февраля 1878 года командир 1-й бригады 1-й Донской казачьей дивизии сообщил из Балчика:
«В то время, когда я пишу вам это донесение, на горизонте снова появились. Три турецких парусника, бросившие якорь неподалеку от города. Когда же со стороны Варны показался пароход, державший курс на Балчик, парусники ретировались — два в северном и один в юго-западном направлении. Приблизившись к берегу, пароход бросил якорь. Это оказался небольшой английский военный корабль «Торч» с капитаном Хамондом».
Через полчаса к нему явился английский консул в Бургасе в сопровождении лейтенанта, который пригласил его на обед… 10 февраля корабль отплыл из Варны.
«Причина этого визита, — по мнению русского офицера, — желание убедиться, что Балчик действительно занят русскими войсками».
Придерживаясь дороги Козлуджа (ныне Суворово) — Провадия, части XIV корпуса А. Е. Циммермана вступили в связь с наступающими по другую сторону Балканского хребта на Бургас войсками XI корпуса (Варна была освобождена лишь 29 июля 1878 года, так как после заключенного перемирия оказалась по другую сторону демаркационной линии).
К северу от Дуная незанятыми остались Тутракан и Силистра. 10 февраля 1878 года русский парламентер встретился с комендантом силистренской крепости Селями-пашой, который заявил ему, что здесь еще неизвестны подробности заключенного перемирия. Спустя десять дней А. Е. Циммерман послал телеграмму главнокомандующему великому князю Николаю Николаевичу, которой извещал его, что «турки очистили Силистру», захватив с собой все военное имущество.
22 февраля русский авангард вошел в Силистру, за которым через три дня прибыла вторая бригада 2-й казачьей дивизии.
«Наше вступление в город, — говорилось в донесении командиру XIV корпуса, — было очень забавным. Около полусотни турецких заптий, шедших во главе нашей колонны, придавали ей весьма колоритный вид. Вал и площадь были битком набиты народом, одетым празднично. При нашем вступлении в город турецкая стража взяла на караул. На балконах толпились женщины, а на улицах было полно христианского населения. Турки, удрученные, скрывались на кладбищах и в мечетях. Били во все колокола. В конаке губернатор познакомил меня с почетными гражданами города и представителями администрации. После обычных в таких случаях приветствий я за чашкой кофе пытался успокоить их».
В конце болгарские женщины преподнесли цветы командиру донских казаков. Победителям был вручен ключ от крепости Силистры. Эта турецкая крепость на Дунае многократно осаждалась русскими, в последний раз она была взята русской армией в Крымскую войну 1853-1856 гг. Ф. Энгельс отмечал превратность судьбы Силистры.
Русский офицер, побывавший 24 февраля 1878 года в историческом селе Малка-Кайнарджа (ныне Кайнарджа) неподалеку от Силистры, отмечал, что там не сохранилось никаких памятников, напоминающих об известном Кючук-Кайнарджийском мирном договоре 1774 года, разве за исключением старой церкви.
Сегодня, столетие спустя после освобождения Болгарии, многочисленные белокаменные и мраморные памятники на территории Добруджи напоминают о подвигах русских воинов — освободителей. Пастух села Пчеларово Вылчо Георгиев, у которого башибузуки угнали стадо и повесили его товарища, ушел к русским. В бою за освобождение этого села погибли трое казаков. По окончании войны жители Добруджи воздвигли скромный памятник героям-освободителям, на котором написано: «Здесь покоится прах трех русских солдат 16-го полка (16-го казачьего полка 1-й казачьей кавалерийской дивизии — прим. авт.), павших в бою под селом Елибей (Пчеларово) 8 (по старому стилю) января 1878 года. Поклон праху вашему, русские молодцы».
В северной части города Добрич, где сто лет назад стояла так наз. «черная» батарея противника, над братской могилой воздвигнут мраморный памятник погибшим 53 солдатам, а также офицерам — Василию Котельникову (15-й Донской казачий полк) и Антону Бродзинскому (поляк по национальности), служившему в 67-м Тарутинском пехотном полку. На шоссе, ведущем в Балчик, воздвигнут памятник в честь победы под Добричем. На восточной стороне памятника, на мраморной мемориальной доске, перечисляются части и подразделения, участовавшие в бою за освобождение города 27 января 1878 года.
В 1901 году признательные жители города построили памятник-усыпальницу в том месте, где начинается варненское шоссе. Здесь хранятся останки погибших воинов, перенесенные сюда с бывшего русского кладбища. Рядом с усыпальницей воздвигнут памятник 122 русским воинам, а также офицерам Петру Усяткину (18-й Донской казачий полк) и Цезарю Пташковскому (66-й Бутырский пехотный полк).
На пути Нижнедунайского отряда к Черному морю и Стара-Планине можно встретить и другие памятники. В Варне находится братская могила, в которой захоронены подполковник 18-й артиллерийской бригады К. Малевский и 44 неизвестных воина славного русского XIV корпуса. Есть памятники и близ сел Войводино и Белослав.
Из КНИГИ «Генов Ц. Русско-турецкая война 1877-1878 гг. и подвиг освободителей». — София: София Пресс, 1979.

Иллюстрация из журнала «Иллюстрированаѧ хроника войны 1877-78г.г.». Подпись: дунайская армiя. — Стычка съ турками въ улицахъ города Татар-Базарджика части отряда генерала, графа Шувалова. (Съ наброска нашего корреспондента, рис. Ф. Гааненъ, грав. Б. Брауне).