Почему русские покидают Россию?

BG diaspora.
Культурно-просветительская организация
болгар в Москве.

Девиз
Наша цель – поиск добрых сердец и терпеливых воль, которые рассеют навязанный нам извне туман недоверия и восстановят исконную теплую дружбу между нашими народами в ее подлинности и полноте.
април 2021
П В С Ч П С Н
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Почему русские покидают Россию?

Зеркало

Социологи фиксируют, что желающих эмигрировать из страны становится всё больше. Одновременно не ослабевает неуправляемый поток мигрантов к нам из бывших советских республик.

Комментируют эксперты Леонтий Бызов и Александр Шатилов

Леонтий Бызов, социолог:

– Причины происходящего лежат в области социально-экономической политики. Русское коренное население прежде завоёвывало авторитет, делало карьеру, сплачиваясь вокруг цивилизационных задач. Сферы, где русские могли и могут проявить себя, – наука, культура, военное дело, образование. Это то, что составляло престиж Российской империи, а затем и престиж СССР. Эта деятельность не всегда давала быструю коммерческую отдачу, но она тем не менее была престижной, хорошо оплачиваемой. Именно здесь коренное население России добивалось наибольших успехов.
В условиях дикого капитализма русские оказываются неконкурентоспособными в отношениях с диаспорами. Приезжие имеют преимущества за счёт умения выстраивать неформальные отношения, за счёт большей физической и демографической активности.
Они захватывают всё новые сферы в области строительства, торговли, финансов. И даже государственной службы. Особенно в правоохранительных органах. Неудивительно, что лучшее жильё в столице и крупных российских городах скупают именно приезжие.
Тот строй, который сложился за последние 20 лет, невыгоден коренному большинству.
Получается, что эта страна оказалась непригодной для жизни наиболее активной и квалифицирован­ной части народа. Именно перед такими людьми стоит выбор: либо прозябать, либо уезжать за границу? Потому что, к примеру, серьёзно наукой заниматься у нас невозможно. С голоду учёные, конечно, не умирают, но денег на серьёзные прорывные проекты им не дают. Эта ситуация годится для пожилых специалистов, которые дорабатывают до пенсии, уже не рассчитывая на большие открытия. А молодых и амбициозных учёных такое положение вещей не устраивает. Схожая ситуация в культуре. Оборонная промышленность у нас также давно находится в упадке и, скорее, существует по инерции. Государственная служба опутана коррупцией, активным людям с большими планами и здесь чрезвычайно трудно утвердить себя.
Если у нас не возникнет того социально-политического строя, который будет делать упор на традиционные для России и русских цивилизационные задачи, такая ситуация в конечном счёте приведёт к коррозии государственного организма, к его распаду. Нынешняя политика не имеет перспектив. Однако что сделать, чтобы её изменить, сказать чрезвычайно сложно, потому что конструктивных идей сегодня нет ни у властей, ни у оппозиции.
Процесс эмиграции переживает сейчас новый всплеск. И что самое обидное, это касается именно наиболее талантливой и активной части молодёжи.

Александр Шатилов, заместитель директора Центра политической конъюнктуры:

– С начала 90-х годов у нас не существует чётко прописанной реалистичной программы по управлению миграционными потоками. Отсюда и так называемая проблема утечки мозгов. Разговоры о модернизации российской экономики пока не обернулись благом для наших учёных. Скорее, делается ставка на привлечение в Россию иностранных специалистов. На них денег не жалеют. В то же время программа по возвращению наших учёных на Родину практически не работает. Поскольку условия, которые созданы для научной работы на Западе, мы предложить не можем. Поэтому работу надо начинать на ранней стадии, когда перед выпускниками вузов встаёт вопрос о карьере и самореализации. Пока же наше присоединение в 2003 году к Болонскому процессу только усугубляет ситуацию. «Конвертируемость» дипломов российских выпускников ведёт к тому, что молодые люди изначально ориентируются на работу за границей. С точки зрения государства, которое вкладывает национальные деньги в подготовку специалистов, это абсолютно нелогично.
Кроме того, немалая часть нашей интеллектуальной и деловой элиты, вынужденная долгое время зарабатывать деньги за пределами России, проникается духом других культур, теряет национальную специфику.
Привлечение трудовых мигрантов в России сводится, как правило, к попытке предпринимателей сэкономить на более дешёвых работниках. В то время как в интересах страны было бы привлекать на эти работы специалистов из российской глубинки. То есть государство и здесь пустило процесс на самотёк и не использует внутренних российских резервов.
Смягчает проблему то, что в прошлом мы все были гражданами одного государства. Поэтому адаптация среднеазиатских мигрантов к российской специфике идёт более органично, чем, скажем, адаптация арабов в Париже. Однако советское прошлое всё дальше, рассчитывать на то, что так будет и впредь, я бы не стал. Уже сейчас те из жителей бывших советских республик, кто получил российское гражданство, Россию в лучшем случае воспринимают как вторую Родину.
Существуют и серьёзные проблемы, связанные с внутрироссийскими миграционными потоками. И в первую очередь это проблема активной экспансии молодёжи из северокавказских регионов в центральную часть России. Это создаёт межнациональные трения и социальные диспропорции, которые достаточно болезненно сказываются на стабильности в стране.
Всё это приводит к качественному ослаблению Российской Федерации. Та относительная стабильность, которая была достигнута в начале 2000-х годов, сейчас под угрозой. И страусиная политика со стороны власти абсолютно неадекватна ситуации. От руководства страны требуется волевое и креативное решение. Не замечать этих проблем – значит расшатывать единство страны и гражданский мир.