BG diaspora.
Культурно-просветительская организация
болгар в Москве.

Девиз
Наша цель – поиск добрых сердец и терпеливых воль, которые рассеют навязанный нам извне туман недоверия и восстановят исконную теплую дружбу между нашими народами в ее подлинности и полноте.
Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Иванъ Вазовъ. Историко-литературный очеркъ. 1913 г.

Иванъ Вазовъ. Историко-литературный очеркъ. 1913 годъ.

Въ сѣверной Ѳракіи, у южнаго склона Старой Планины притаился маленькій городокъ Сопотъ. Это мѣсто рожденія національнаго поэта Болгаріи, Вазова. Онъ—дитя Балканъ.

Если взобраться по скаламъ и утесамъ Старой Планины на верхъ, глазамъ открывается здѣсь великолѣпная, величественная панорама: внизу посреди розовыхъ садовъ, посреди зеленыхъ пастбищъ и луговъ во всей очаровательной прелести раскрывается Стрѣмская долина, за ней зеленыя возвышенности Средней Горы, а далеко-далеко на югѣ, точно какіе-то призраки на фонѣ неба, синѣются снѣговѣнчанныя Родопы. „Въ этомъ безконечномъ просторѣ, гдѣ всѣ цвѣта и краски сливаются въ одну фантастическую и невиданную арабеску, оттѣняемую свѣтлой синевой неба, взглядъ блуждаетъ, точно очарованный, и тонетъ въ небосклонѣ лазури и поэзіи. Человѣческимъ словомъ не выразить величія этой картины. Поднявшись на высоту, чувствуешь себя больше и сильнѣе: духъ исполинства и вѣчности, который носится надъ этими гигантскими созданіями природы, и человѣка возвышаетъ: мысли его становятся чище и свѣтлѣе“. Въ этомъ чистомъ свѣжемъ и здоровомъ воздухѣ горныхъ высотъ воспитался и выросъ Вазовъ.

* * *

Безкрайная ширь простора, глубокій миръ и живительный воздухъ развивали не одни легкія мальчика: они дали ему и нравственное здоровье, а оно было ему нужно для тѣхъ испытаній, которыя готовила ему судьба: Вазовъ былъ сынъ народа, уже нѣсколько вѣковъ страдавшаго подъ мусульманскимъ игомъ.

Тяжела была болгарской головѣ обязательная для нея турецкая феска. Отецъ Вазова былъ простой человѣкъ, онъ держалъ въ Сопотѣ лавку, но горячо любилъ онъ свой народъ, любилъ свою цвѣтущую и все же несчастную родину и страстно вѣрилъ въ лучшіе для нея дни, которыхъ ждалъ молча, развѣ только „украдкою молвя опасное слово“. Въ его скромномъ домѣ, подъ иконой висѣлъ портретъ съ двуглавымъ орломъ подъ нимъ и съ короной наверху. Это былъ портретъ императора Николая I. Какъ будущаго Мессію многострадальной Болгаріи, ждалъ его старый Вазовъ. Дѣти цѣловали портретъ государя, какъ святыню. „Это—нашъ, болгарскій царь“, говорила имъ мать.

Бѣхъ малъкъ азъ, но йоще помнѭ:
Въвъ стаята ни бѣдна, скромна
Висеше образъ завѣхтѣлъ
До самата божа икона.
Надъ него имаше корона,
Подъ него пакъ—двуглавъ орелъ.

И часто майка ми тогази
Ме вдигаше, да видѭ ази
Отъ-близо тозъ ликъ святъ и старъ,
И нѣжно думаше ми: чадо!
Цалуни тоя хубавъ дядо,
Цалуни българския даръ!

И отъ тогазъ го азъ обикнахъ.
Кога на възрасть попристигнахъ,
Отъ моя тейко азъ узнахъ,
Че русский царъ родѣй се съ нази,
Че турцитѣ той гони, мрази,
Че той ще ни спаси отъ тяхъ.

Кога ни мжчеше тиранътъ,
„Московци!“ викаше ни съ гнявъ,
Разбрахъ, че тейко бѣше правъ.
И вѣрвахъ, че да ни отбраната,
Ще фръкнатъ бърже къмь то насъ
Се колчимъ плачехме съсъ гласъ

И тъй отъ рано съ тази идея.
Съ тази вѣра фанахъ да живѭ…

И чакаме… какъ чака роба
На мѫки си послѣдннй часъ;
Тъй както Лазаръ чака въ гроба
Да чуй гласа на своя Спасъ!

Такъ вспоминалъ о своемъ дѣтствѣ самъ Вазовъ въ стихотвореніи ,Русия!“ Это слово „Россія“ стало для него символомъ желанной свободы, и, еще не зная Россіи, онъ уже ее любилъ и вѣрилъ въ нее, какъ будущую спасительницу Болгаріи.
Родительскій кровъ, природа Балканъ и училище — вотъ тѣ воспитательныя силы, подъ вліяніемъ которыхъ развивался будущій поэтъ угнетенной, а потомъ и свободной Болгаріи. Природа дала ему неистощимый запасъ свѣжихъ силъ для жизни, вливала въ него бодрость духа; домашнія вліянія указывали сыздѣтства, куда ему надо было направить эти силы, какимъ народнымъ идеаламъ должны онѣ были служить, и даже какъ могутъ быть осуществлены эти идеалы.
Прошло много лѣтъ, и старый Минчо Базовъ давно уже лежалъ въ землѣ, зарѣзанный башибузуками въ горахъ своего родного Сопота. Давно уже на мѣстѣ его дома, гдѣ когда то раздавались звонкіе и веселые голоса его играющихъ дѣтей, остался только прахъ и разореніе—все было сожжено турками,—и Вазовъ, вспоминая объ этихъ страшныхъ событіяхъ, устами одного изъ своихъ героевъ, Стрѣмскаго въ романѣ „Нова Земя“, сказалъ: „Батюшка! ты мнѣ завѣщалъ два только наслѣдства: родное пепелище и твой честный характеръ. Первое я безсилена, спасти; прости меня. Второе я сохраню свято, батюшка, клянусь тебѣ!“. И Вазовъ, насколько по крайней мѣрѣ показываютъ его сочиненія, сохранилъ эту клятву.

Сиротинин, Андрей Николаевич. Россия и славяне. — Санкт-Петербург : тип. М.М. Стасюлевича, 1913. — XII, 608 с.;