BG diaspora.
Культурно-просветительская организация
болгар в Москве.

Девиз
Наша цель – поиск добрых сердец и терпеливых воль, которые рассеют навязанный нам извне туман недоверия и восстановят исконную теплую дружбу между нашими народами в ее подлинности и полноте.
Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Во время раскопок в Турции найден гроб 140-летней давности с телом русского генерала

Гроб с телом, предположительно, русского генерала был найден во время строительных работ в турецкой провинции Ардаган, сообщает Hurriyet со ссылкой на агентство «Доган».

Рабочие, которые ведут раскопки на месте фундамента будущего жилого здания, обнаружили гроб с крестом. На место были вызваны специальные службы, а также представители музея Карса. Внутри гроба находится тело мужчины в военной форме.

Один из археологов музея заявил, что это, вероятно, генерал русской армии, который жил около 140 лет назад. После Русско-турецкой войны в 1878 году этот регион перешел к России.

Как отмечают СМИ, на место находок пришло большое количество местных жителей — они собрались в связи с появившимися в соцсетях слухами о том, что на месте захоронения обнаружены ценности и исторические артефакты. Сначала находку изучит турецкая прокуратура, затем ее передадут в музей Карса.

http://www.hurriyetdailynews.com/skeleton-of-russian-general-found-inside-unearthed-coffin-in-turkeys-ardahan.aspx?pageID=238&nID=112457&NewsCatID=375

http://www.interfax.ru/world/560122

https://lenta.ru/news/2017/04/26/russian_general/

Как предполагают некоторые историки, останки могут принадлежать Василию Александровичу Гейману.

Книга, где упоминается и В.А. Гейман.

Василий Гейман родился в 1823 году в Ковенской губернии. Сын барабанщика. Получив образование в Гродненской гимназии, в 1839 году вступил в военную службу унтер-офицером в Нижегородский пехотный полк.

В 1875—1876 годах, Гейман подал великому князю Михаилу Николаевичу записку: «Военные соображения на случай войны с Турцией со стороны Кавказа», вызвавшую полезные нововведения (ещё раньше им были поданы записки: в 1870 году — «Военный обзор Сухумского края» и в 1874 году — «Военные меры к обеспечению спокойствия в Терской и Дагестанской областях»).

Когда началась русско-турецкая война, Гейман состоял при армии, действовавшей в Турецкой Армении и командовал при переходе через р. Арпа правой колонной. 28 апреля 1877 года ему был вверен особый отряд для действий под Ардаганом. 5 мая, во время решающего штурма крепости, он командовал колонной, штурмовавшей укрепления Каз-Тапеси и Сингер, причем собственным примером воодушевлял войска. Штурмовые колонны шли с распущенными знаменами и музыкой, прикрываясь стрелковыми цепями, впервые употребленными в Кавказской армии. Наградой за штурм Ардагана, прославивший имя Геймана, была золотая шпага, украшенная бриллиантами.

При сосредоточении главных сил к Карсу Гейману предписано было с частью их перейти в юго-западные окрестности этой крепости, ознакомиться с местностью для обложения Карса с запада и выбрать позицию, откуда можно было бы, в случае надобности, выдвинуться навстречу турецким войскам, идущим из Саганлуга; позиция удачно была выбрана у деревни Когалы, но по изменившимся соображениям главные силы отряда Геймана были переведены на Аравартан для сближения с остальными войсками, которые должны были начать осаду укреплений Карса. 27 мая Гейман предпринял рекогносцировку Шорахских высот и встревожил турок, полагавших, что наши войска идут на приступ, 3 июня отбил со значительным уроном нападение неприятеля на Аравартанский лагерь, а 6 июня был отправлен с отрядом к Саганлугу, чтобы отвлечь Мухтара-пашу, двигавшегося с большими силами на эриванский отряд Тергукасова. Попытка, по приказанию Лорис-Меликова, овладеть 13 июня Зевинской позицией, на которой остановился Мухтар-паша, окончилась полной неудачей. 23 июня отряд Геймана присоединился к главным силам и вместе с ними отступил от Карса. 16 июля значительная колонна под начальством Геймана произвела демонстрацию против армии Мухтара-паши, расположенной на Аладжинских высотах, что повело к довольно жаркому делу, после которого войска Гейман отступили в Кюрюк-Дара. 6 августа, при новой усиленной демонстрации против позиции главной турецкой армии на Аладже, Гейман командовал средней колонной.

В боях под Аладжей с 20 сентября он принимал видное участие, а 3 октября овладел Авлияром, одним из важнейших пунктов неприятельской позиции, и тем содействовал поражению турецкой армии в в Авлияр-Аладжинском сражении. 5 октября Гейман возобновил блокаду Карса. Посланный 10 октября с особым отрядом для преследования Ахмед Мухтар-паши, Гейман не смог догнать его и помешать соединиться с Измаилом-пашой. Поход этот представлял чрезвычайные трудности по бездорожью и крайней пересеченности местности. В течение 7 1/2 дней войска Геймана прошли 174 версты. Соединившись 16 октября с отрядом Тергукасова, Гейман занял с боя Гасан-Кала. 23 октября он атаковал Мухтара-пашу и Измаила-пашу на позиций у Деве-Бойну, на Эрзерумской дороге, и нанес им поражение, но замедлил преследованием и тем дал туркам время опомниться, вследствие чего не удался ему штурм Эрзерумских укреплений в ночь на 29 октября. Гейман решил было тотчас повторить штурм, но отказался от этой мысли по недостатку снарядов, крайнему утомлению людей и начинавшейся среди них болезненности.

12 ноября 1877 года Гейман награждён орденом св. Георгия 2-й степени № 109
« За отличие, выказанное при взятии крепости Карса в ночь с 5-го на 6-е ноября 1877 года. »

Между тем началась продолжительная блокада Эрзерума в самое неблагоприятное время года. В войсках появилась эпидемия тифа, продолжавшаяся и по очищении Эрзерума турками и занятии его русскими войсками на основании заключённого 19 февраля 1878 года мира. Жертвой её сделался и Гейман, скончавшийся в Карсе 13 апреля 1878 года.

Гейман отличался выдающейся храбростью и страстной любовью к военному делу, но стремление атаковать «на ура», недостаточные рекогносцировки и некоторое пренебрежение к противнику были иногда причиной неудач. Кавказская армия обязана ему некоторыми нововведениями в строевом уставе (атака цепями). Современники сравнивали его с Блюхером по его огненно-боевой натуре и по уважению, которое он питал к военной науке.

В «Кавказском Сборнике» (№ 3, 1879 год) напечатаны воспоминания Геймана о Даргинской экспедиции 1845 года (переизданы в сборнике «Даргинская трагедия. 1845 год». СПб., 2001). Несколько статей и заметок он поместил в «Военном сборнике» и «Русском Инвалиде.

Подробнее о Василии Александровиче в Википедии.

Из новостей Первого канала (РФ):

Неожиданная находка сделана на востоке Турции. При постройке дома рабочие наткнулись на захоронение русского генерала в парадной форме с эполетами. Как он там оказался, выясняют специалисты. Предположительно, речь может идти о событиях русско-турецкой войны в конце XIX века. Тогда наши войска, помогая братским славянским народам Балкан, включились в борьбу с Османской империей и овладели городом Карс.

По словам местных властей, буквально несколько дней назад неподалеку было найдено еще одно захоронение — рядового солдата. Сейчас останки забрали на экспертизу. Возможно, удастся даже узнать имена этих людей.

Из новостей канала Россия-1:

В тоже время сообщается: турецкие историки считают, что останки военного XIX века, найденные в гробу на стройплощадке в провинции Ардаган на востоке Турции, принадлежат капитану русской армии, а не генералу, как предполагалось ранее.

Об этом рассказал по результатам исследования тела директор музея в городе Карс Нехметтин Алп. По словам ученого, на форме военного обнаружены три звезды, а также номер 20, сообщает Hurriyet.