BG diaspora.
Культурно-просветительская организация
болгар в Москве.

Девиз
Наша цель – поиск добрых сердец и терпеливых воль, которые рассеют навязанный нам извне туман недоверия и восстановят исконную теплую дружбу между нашими народами в ее подлинности и полноте.
октомври 2018
П В С Ч П С Н
« сеп.    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Как принцесса стала православной святой

Немецкая принцесса, ставшая русской святой, Елизавета была одной из самых блестящих красавиц Европы. Как и все дети семейства герцога Гессен-Дармштадского, она воспитывалась в традициях старой Англии, когда великокняжеские отпрыски жили просто, в строгости, и даже сами выполняли домашнюю работу. Принцессы убирали свои комнаты, застилали постели и умели топить камин, как простые золушки.

Позже Елизавета писала, что дома ее научили всему. Элле было 12 лет, когда в семье произошла трагедия. В Дармштадте случилась эпидемия дифтерита, младшенькая из сестер, Мария, умерла. А следом за ней, заразившись от маленького сына, ушла из жизни их мать.

Пришлось рано взрослеть. Принца и принцесс отправили в Лондон, на попечение бабушки, королевы Виктории, где дети получили образование при дворе, резвясь в Виндзорском замке. Элла считала Британию своей страной, владела английским языком так же, как и немецким, и до самой смерти королевы Виктории сохраняла с бабушкой нежные отношения, делясь с ней в письмах самыми сокровенными мыслями и мечтами.

Элла выделялась красотой и изяществом даже среди своих сестер-принцесс. Все отмечали в ней незаурядный ум, такт и необычайную доброту, что придавало ее обаянию неотразимую силу. Поклонников было предостаточно, к девушке сватались видные женихи Европы. В том числе в нее был пылко влюблен Вилли — наследник прусской короны, будущий кайзер Германии Вильгельм II. Дальнейшие события историки и биографы описывают по-разному: то ли Элла оказалась слишком разборчивой, а Вилли эгоистичным и несносным, а может, сработали другие моменты, к примеру, мать будущего кайзера. Только эта пара не сложилась, хотя вроде даже английская бабушка Виктория была не против, чтобы ее любимая внучка царствовала при Берлинском дворе.

Элла была влюблена в другого, и чувства ее оказались взаимными. Елизавета стала невестой великого князя Сергия Александровича, брата императора Александра III.

В России были очарованы красотой и нравом Эллы. Едва увидев великокняжескую невесту в день прибытия на железнодорожной станции в Петергофе, самый поэтичный из Романовых Константин Константинович записал в своем дневнике:

Всех нас словно солнцем ослепило. Давно я не видывал подобной красоты. Она шла скромно, застенчиво, как сон, как мечта».

Если бы К. Р. (поэтический псевдоним великого князя) только знал, что именно Елизавета разделит последние страшные минуты с его сыновьями в заброшенной уральской шахте и будет их последним утешением…

Они обвенчались в Большой церкви Зимнего дворца 3 июня 1884 года, и тогда же царским манифестом Александр III повелел супругу великого князя Сергия Александровича именовать великой княгиней Елизаветой Федоровной.

С этого времени Елизавете предстояло постигать загадочную и величественную Россию, а проводником в этот неведомый мир стал ее интеллектуальный, глубоко верующий муж. Это злопыхатели и завистники считали Сергия высокомерным. Но Елизавета знала, что сдержанные манеры ее избранника — от застенчивости и смущения, вызванных болезнью позвоночника.

Это была необычайно красивая и одухотворенная пара. Ему было интересно учить жену всему, что он знал и умел. А Елизавета оказалась потрясающей ученицей, разделив с любимым мужем все его увлечения.

В него было за что влюбиться. Сергий Александрович — герой Турецкой войны, известный ученый, организатор археологических экспедиций и член Президиума российской академии наук. Он покровительствовал двум археологическим институтам — в Петербурге и Константинополе, — предоставляя свои средства на раскопки. Кроме того, великий князь покровительствовал искусству, собирая великолепные коллекции русской и итальянской живописи. Позже он стал одним из главных жертвователей на организацию Музея изящных искусств в Москве. А Елизавета, с детства питающая страсть к рисованию, помогала ему опекать и создавать в древней столице музейную и культурную жизнь.

Большую часть времени — с весны и до глубокой осени — Сергий и Елизавета проводили не в роскошном Сергиевом дворце на Невском проспекте, подарке императора к свадьбе младшего брата, а в подмосковном имении великого князя, Ильинском. Судя по воспоминаниям частых гостей усадьбы, дом был невелик, выстроен из дуба. Великий князь и его жена вели простую сельскую жизнь, как дачники, в кругу близких друзей, которые по русской традиции подолгу гостили в усадьбе. Хозяйка угощала веселую компанию вареньем из яблок, и все это безумно нравилась вчерашней немке. Елизавета с восторгом описывала сельские балы бабушке Виктории в письмах.

В 1888 году произошло событие, которое навсегда перевернуло духовную жизнь Елизаветы и во многом определило дальнейшую судьбу августейших супругов. Александр III поручил своему брату Сергию принять участие в освящении Храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Иерусалиме, построенного в память их матери Марии Федоровны. Церковь возведена в Гефсиманском саду, среди древних олив и кипарисов, у подножия Масличной горы. Елизавета, потрясенная райской красотой и благолепием места, с которого открывается вид на Золотые ворота Святого города, воскликнула, что хорошо бы здесь быть похороненной. Эти слова спустя 30 лет окажутся пророческими.

Именно после этой поездки Сергий Александрович стал председателем Императорского Палестинского православного общества, развернув бурную деятельность по строительству русских паломнических центров и православных школ на Святой земле. А Елизавета так прониклась православием, что приняла Таинство Крещения, даже несмотря на отсутствие благословения со стороны отца и английской бабули, хотя Элла и просила их об этом. В письме Елизаветы отцу-герцогу есть такие строки:

Я все время думала и читала, и молилась Богу указать мне правильный путь, и пришла к заключению, что только в этой религии я могу найти всю настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином. Это было бы грехом — оставаться так, как я теперь, принадлежать к одной церкви по форме и для внешнего мира, а внутри себя молиться и верить так, как мой муж».

Позже именно Елизавета Федоровна уговорила свою сестру Аликс перейти в православие, развеяв все сомнения будущей императрицы. Самой Елизавете не нужно было в браке с великим князем менять веру, но она сделала это, потому что не смогла иначе. Сестре же она объяснила, что переход в православие станет для Александры обретением истинной веры.

И крещение Елизаветы Федоровны, и назначение Сергия Александровича на должность генерал-губернатора Москвы прошло в один год — 1891-й. Жители древней столицы скоро узнали Елизавету как великую защитницу сирых, бедных и больных. С началом Русско-японской войны великая княгиня организовала помощь фронту, устроив в залах Кремля мастерские для помощи солдатам. Также она создала госпиталь для раненых, организовала и оснастила санитарные поезда для фронта, отправляя на Восток пожертвования, обмундирование и медикаменты.

В стране к тому времени начинались революционные беспорядки, и эсеры уже приговорили великого князя, заготовив для него бомбу. Единственное, что их останавливало, — великая княгиня, которая сопровождала мужа повсюду. Елизавета старалась и вовсе не разлучаться с любимым после того, как начала получать анонимные письма, в которых террористы предупреждали ее, что лучше бы ей находиться подальше от приговоренного. Но все-таки это случилось: Сергей Александрович был убит бомбой возле Никольских ворот Кремля.

Жизнь великой княгини, можно сказать, оборвалась вместе с мужем. С этой минуты она уже не снимала траура и все свои силы отдавала служению.

Елизавета Федорова приобрела усадьбу на Большой Ордынке, с четырьмя домами и садом. Здесь началось строительство обители милосердия. Храм возводили и украшали лучшие мастера и художники русского модерна. В 1909 году Марфо-Мариинская обитель начала служение, а великая княгиня была утверждена в должности настоятельницы. Сестры давали обет творить добрые дела в духе христианской любви, помогая больным и сиротам. В амбулатории располагались врачебные кабинеты, где бесплатно оказывалась помощь нуждающимся. Аптека раздавала бедным необходимые для лечения лекарства. Кроме того, любимым делом Елизаветы Федоровны было покровительство над Иверской общиной Красного креста, где великая княгиня содействовала получению профессионального медицинского образование сестрами милосердия.

После Октябрьского переворота Марфо-Мариинскую обитель новые власти поначалу не трогали. Но на третий день Пасхи 1918 года, после молебна в храме обители Святейшего Патриарха Тихона, за матушкой пришли, чтобы отправить Елизавету Федоровну на ее Голгофу. Последние дни и месяцы своего земного пути ей предстояло провести в заточении на окраине уральского Алапаевска.

В ночь на 18 июля 1918 года к зданию, где находились узники, подъехала конная группа. Пленников отвезли в лес к заброшенному руднику. Великий князь Сергей Михайлович сопротивлялся, и его расстреляли. Елизавету Федоровну, преданную ей послушницу Варвару и остальных членов императорского дома живыми сбросили в шахту. Великая княгиня упала на небольшой выступ, рядом с ней оказался один из сыновей Константина Константиновича Романова, Иоанн. Матушка Елизавета и в последние земные мгновения не переставала помогать страждущим. Она перевязывала раны Иоанна и молитвами старалась облегчить страдания умирающих.

Дальнейшее посмертное путешествие тела Елизаветы и ее сподвижницы Варвары похоже на чудо. Через всю Сибирь, охваченную гражданской войной, мощи матушки попадают в Харбин, а затем разными тайными путями — в Святой город Иерусалим. Елизавета Федоровна нашла упокоение в Храме Марии Магдалины в древнем Гефсиманском саду — там, где она провела со своим Сергием самые потрясающие духовные мгновенья. И там же горько молился Христос в ночь перед своей Голгофой.

У Елизаветы Федоровны была возможность спастись. Весной 1917 года по поручению кайзера Вильгельма (того самого, некогда влюбленного в нее Вилли) к великой княгине приехал шведский министр, предлагая содействие в выезде из России. Но матушка-игуменья отказалась от спасения, приняв решение разделить судьбу страны, ставшей ее новой родиной. Позже отказала она и немецкому послу Мирбаху, хлопотавшему об организации ее выезда за границу. В одном из писем тогда Елизавета написала:

Я испытывала такую глубокую жалость к России и ее детям, которые в настоящее время не ведают, что творят. Разве это не больной ребенок, которого мы любим во сто крат больше во время его болезни, чем когда он весел и здоров? Хотелось бы понести его страдания, научить его терпению, помочь ему. Вот что я чувствую каждый день. Святая Россия не может погибнуть».

https://tsargrad.tv/articles/velikaja-knjaginja-elizaveta-kak-princessa-stala-pravoslavnoj-svjatoj_147232