BG diaspora.
Культурно-просветительская организация
болгар в Москве.

Девиз
Наша цель – поиск добрых сердец и терпеливых воль, которые рассеют навязанный нам извне туман недоверия и восстановят исконную теплую дружбу между нашими народами в ее подлинности и полноте.
декември 2018
П В С Ч П С Н
« ное.    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

Мемориальную доску композитору Георгию Свиридову установили в центре Москвы

Памяти выдающегося музыканта. Мемориальная доска в честь Георгия Свиридова открыта сегодня на доме, где он жил, по адресу Большая Грузинская, 36. «Метель», «Время, вперед», «Маритана» ‒ эти мелодии знакомы каждому. Их автор – композитор, народный артист CCCР, лауреат множества наград. Георгий Свиридов работал в разных жанрах. Ему принадлежат симфонии и сонаты, песнопения и молитвы, вокальные и инструментальные циклы. В торжественной церемонии приняли участие родственники композитора, представители городских властей, творческих союзов, музыкальных коллективов и учебных заведений.

«Его музыка всемирна. Ее любят во всех уголках нашего мира и нашей страны, поэтому я обрел это счастье быть рядом с великим человеком, с духовным человеком, который меня воспитывал и критиковал сильно, хотя был близким очень другом, поэтому память о нем ‒ в его музыке, в его творчестве. Я низко кланяюсь ему всегда», ‒ отметил художественный руководитель и главный дирижер БСО им. Чайковского, народный артист России Владимир Федосеев.

«Когда я случайно оказался на репетиции, когда Капелла имени Глинки репетировала музыку Свиридова, и он присутствовал. Его тончайшие замечания, я буквально застыл от того, какие еще там есть глубины неизведанные, и как умело их автор преподнес этому коллетиву. Вот такие встречи для каждого человека, кому посчастливилось Георгия Васильевича Свиридова знать, они на всю жизнь остаются как некий камертон настоящего, подлинного искусства и настоящего отношения к жизни», ‒ добавил ректор Московской Государственной консерватории им. Чайковского Александр Соколов.

https://tvkultura.ru/article/show/article_id/291127/

20 сентября состоялось событие, которого русская общественность ждала давно. На доме в Москве, в котором композитор Георгий Васильевич Свиридов жил три десятилетия, до самой кончины, с 1968 по 1998 годы, была открыта мемориальная доска.

У дома номер 36, строение 3, по улице Большая Грузинская, на торжественную церемонию собрались десятки людей: поклонники свиридовского гения, музыкального и философского, музыканты, родственники композитора, представители мэрии Москвы, творческих союзов, музыкальных коллективов и учебных заведений. Среди слушателей были замечены писатели Владимир Костров, Владимир Крупин, Анатолий Парпара, Ирина Ушакова, джазовый дирижер и композитор Анатолий Кролл, рок-музыкант Стас Намин, политик Сергей Бабурин и многие другие.

Провел церемонию актер и телеведущий канала «Россия-Культура» Юлиан Макаров. Открывая торжество, он сделал важный контекстный акцент: «Поэт Поль Валери хорошо сказал, что наилучшим является такое произведение, которое дольше всего хранит свою тайну. Поэтому мы с благоговением смотрим на полотна Леонардо, читаем Гете, Пушкина.

Слушая музыку настоящих мастеров, мы также соприкасаемся с прекрасным бескрайним миром. Да, этот мир открыт, но мы чувствуем, что до конца разгадан он не будет.

Сегодня мы собрались у дома, где жил композитор, умевший создавать свои миры. Композитор признанный, известный, но, безусловно, до конца не разгаданный, со своей тайной и в музыке, и в жизни. Его имя давно увековечено в партитурах, фильмах, на афишах самых известных концертных залов мира. Отныне это имя будет и на фасаде дома, в котором он жил».

Отчасти — эта реплика аукается с суждением академика Д. Лихачева, заметившего: «Георгий Васильевич Свиридов — русский гений, который по-настоящему еще не оценен».

Актер и режиссер, экс-министр культуры Николай Губенко свое выступление на церемонии начал с известных строк из пролога к поэме «Возмездие» Александра Блока — поэта, которому в своем творчестве Георгий Свиридов уделил внимание, пожалуй, большее, чем другим нашим выдающимся стихотворцам.

Жизнь — без начала и конца.
Нас всех подстерегает случай.
Над нами — сумрак неминучий,
Иль ясность Божьего лица.
Но ты, художник, твердо веруй
В начала и концы. Ты знай,
Где стерегут нас ад и рай.
Тебе дано бесстрастной мерой
Измерить всё, что видишь ты.
Твой взгляд — да будет твёрд и ясен.
Сотри случайные черты —
И ты увидишь: мир прекрасен.

«Произведения Пушкина, Некрасова, Есенина, Блока, Сологуба, Маяковского, Бунина и многих гениальных поэтов России легли в основу музыкальных произведений гения русской музыки Георгия Васильевича Свиридова, — напомнил Н. Губенко. — Гения, подчеркиваю, русской музыки, потому что я лично не чувствую и не знаю более русского композитора.

А рядом с именами великих поэтов всегда стоял великий русский народ, с которым у Свиридова была потрясающая сердечная, душевная, духовная связь, он умел плакать со своим народом, сострадать ему, он умел радоваться со своим народом.

Спасибо Свиридову за то, что он был, и спасибо тем, кто способствовал его памяти в виде этой доски».

Депутат Мосгордумы, народный артист России Евгений Герасимов говорил о том, что все творчество Свиридова связано с Родиной, Россией. Он сравнил творчество этого композитора с чистым родником, от которого жизнь черпающих из него становится чище, добрее. «Конечно, Свиридов недооценен, но будем надеяться, что наши внуки и правнуки сумеют раскрыть то, чего другие не сумели. Я уверен, что подлинный гений не может быть познан до конца. А мы — будем продолжать радоваться его произведениям», — заключил Е. Герасимов.

В поддержку Е. Герасимову вспомним дневниковую запись Г. Свиридова: «Понятие Родины — очень объемно, оно — всеобъемлюще, грандиозно. Оно включает не только все, чем ты живешь, но и самый воздух, которым человек дышит, его прошлое, нынешнее и грядущее, где суждено жить и нам (как и людям прошедших поколений) своими потомками, своими делами, хорошими и дурными. Родина это совсем не только симпатичное и приятное, но и горькое, и больное, а иногда и ненавистное. Все есть в этом понятии, в твоем чувстве к ней, без которого жизнь почему-то теряет смысл. Во всяком случае, для меня… а между тем многие люди (русские) живут совсем без Родины, видимо, она составляла лишь малую часть их жизни, и, потеряв ее, они мало потеряли».

Министра культуры Российской Федерации В. Мединского на церемонии не было, однако был еще один экс-министр культуры, ректор Московской Государственной консерватории им. Чайковского Александр Соколов, поделившийся своими раздумьями и воспоминаниями: «Это бездонной глубины композитор, который никогда не отойдет на второй план. И я считаю, что он был при жизни вполне оценен, причем самым высоким образом. И исполнители, выходившие на сцену, были его доверенными лицами. У меня остались в памяти многие такие встречи, в том числе одна незабываемая встреча в Московской консерватории, когда Кирилл Кондрашин со своим академическим оркестром исполнял свиридовские “Курские песни”. Это было полнейшее откровение, потому что такой глубины проникновения в душу с этой сцены прежде мы не ощущали, это было неожиданно и непостижимо. И вторая встреча — когда я случайно оказался на репетиции, где Капелла имени Глинки репетировала музыку Свиридова, и присутствовал автор. Он сделал тончайшие замечания, когда, казалось, уже ничего нельзя было добавить, то была превосходно подготовленная программа, и я буквально застыл от того, какие еще там открылись глубины неизведанные, и как умело и тонко их автор преподнес коллективу. Вот такие встречи для каждого человека, кому посчастливилось Георгия Васильевича Свиридова знать, на всю жизнь остаются как некий камертон — настоящего, подлинного искусства и настоящего, подлинного отношения к жизни».

«То, что доска появляется лишь сегодня, — это очень стыдно, — добавил А. Соколов. — Потому что мы стоим у дома, в котором Свиридов провел долгие годы, и, конечно, такая наша неторопливость не имеет никаких оправданий. Но я очень рад, что в Большом зале Московской консерватории стоит бюст Свиридова в череде великих людей, которые, собственно говоря, и представляют нашу культуру, и консерватория сделала этот свой шаг совершенно вовремя. Но сегодня мы благодарим Российский музыкальный союз, поскольку именно эта организация подарила нам памятную доску. Ну и нужно двигаться дальше, дальше, на очереди — создание музея Свиридова; Александр Сергеевич Белоненко много лет бьется над этой проблемой».

Доска, установленная по инициативе Российского музыкального союза, создана московскими скульпторами Андреем Забалуевым и Игорем Воскресенским. Генеральный директор РМС композитор Александр Клевицкий отметил, что его организации посчастливилось прикоснуться к увековечению памяти Свиридова.

Думается, инициаторам этого увековечения зачтется на небесах— ведь речь идет не только о памяти просто человека, а о памяти великого музыкального гения, мыслителя, служителя нашему национальному духу, утверждавшего:

«Я русский человек! И дело с концом. Что еще можно сказать? Я не россиянин. Потому что россиянином может быть и папуас. Во мне течет русская кровь. Я не считаю, что я лучше других, более замечательный. Hо вот я такой как есть — русский человек. И этим горжусь… Надо гордиться, что мы — русские люди!»

По открытии памятной доски, после падения покрывала и чудесного исполнения лирического свиридовского полотна камерным хором В. Минина, племянник композитора, профессор Санкт-Петербургской консерватории Александр Белоненко, глава Фонда Свиридова, обратился к собравшимся с таким словом: «Есть в Италии замечательное озеро и местечко Торе-дель-Лаго, где у маленького скромного домика знаменитого композитора Пуччини помещена памятная табличка, содержание которой меня тронуло, и я хочу вам огласить этот текст. “Народ Торе-дель-Лаго поставил этот обелиск в знак признательности этому дому, где длительное время рождались бесчисленные мечты, которые Джакомо Пуччини высекал из его бессмертной души. И курорт живет с мастером искусства, потому что он говорит о вселенной Италии”.

Вот есть и “вселенная России”. Она создана многими великими художниками. Есть в этом хоре и голос Свиридова, создавшего свой миф о России. Это песенный миф. Почему я вспомнил Пуччини? Потому что Свиридов любил этого композитора за его мелодизм. А у Свиридова самое главное — мелодия. В ХХ веке много мастеров, которые изобретали многое для оркестра. Свиридов, вроде бы, ничего не изобрел. Но у него есть мелодия. А мелодия — это душа музыки».

Сравнив Российский музыкальный союз с тем самым народом, который увековечивает память своих национальных гениев, А. Белоненко выразил признательность инициаторам, устроителям и создателям мемориальной доски, высказав надежду, что это только начало, и заметив, что огромное количество произведений Свиридова остается еще нерасшифрованным и неисполненным. Фонд Свиридова готов передать безвозмездно народу России, государству этот бесценный архив.

Хормейстер Владимир Минин посетовал, что в большой Москве не нашлось места для памятников двум гениям русской музыки — учителю и ученику — Шостаковичу и Свиридову.

Однако маэстро был не совсем точен, ведь памятник Шостаковичу уж три года как открыт перед Московским Международным домом музыки. Но вот со Свиридовым — действительно неодолимая проблема. Причем, как полагают внимательные наблюдатели, системная.

«Время, вперед!» и другие произведения Свиридова, безусловно, отражали ритм и мелос эпохи строительства и энтузиазма, однако самым главным, по мнению В. Минина, являются свиридовские сочинения о сокровенной, внутренней части народной жизни. Подобно граду Китежу, в душе народной скрыта его часть мистическая. Свиридов в своей трилогии о России — «Поэма памяти Сергея Есенина», «Патетическая оратория» и «Отчалившая Русь» — видел и ощущал истинное Отечество, даже в условиях торжествовавшей идеи коммунизма.

Свиридовские музыкальные иллюстрации к повести Пушкина «Метель» получили всемирную известность после их яркого исполнения симфоническим оркестром под руководством Владимира Федосеева. И, выйдя к микрофону, художественный руководитель и главный дирижер Большого симфонического оркестра им. Чайковского, народный артист России В. Федосеев рассказал, как однажды после концерта в Лондоне к нему пришла молодежь и спросила: музыка Свиридова, которую вы сегодня исполняли, современная или старая? Это современная музыка, написанная великим русским композитором, учеником Шостаковича, — убежден знаменитый дирижер. «Я тогда понял: художник должен быть национальным, и тогда его произведения могут стать всемирными. Я обрел счастье быть рядом с этим великим духовным человеком, который меня воспитывал и сильно критиковал, хотя был очень близким другом. Я низко кланяюсь ему всегда».

Мускулистую, устремленную в будущее тему из полотна Свиридова «Время, вперед!» для заставки информационной телепрограмме «Время» много лет назад предложил музыковед Андрей Золотов, автор книги о Свиридове «Чистая музыка из русской жизни», вышедшей уже двумя изданиями в Курске. Он обратил внимание, что на открытой доске не написано «великий русский композитор», а лишь написано, что Свиридов — народный артист СССР и Герой Социалистического Труда. И мастер этой надписью поставлен в ряд с другими людьми, но он и сам себя никогда не выделял. А в душе и творчестве Свиридова соединились величие и простота — природно, интеллектуально, благодаря его любви к Отечеству и высокой культуре.

Музыковед напомнил, что Дмитрий Шостакович после первого исполнения свиридовских «Курских песен» был под таким сильным впечатлением, что опубликовал в газете «Известия» статью о творчестве коллеги. Именно там он оставил свое афористичное высказывание, что у Свиридова нот мало, а музыки очень много.

Это были слова учителя об ученике, ставшем мастером. А считавший Свиридова, в свою очередь, своим учителем Валерий Гаврилин высказался космично: «Он весь из света».

Создатель памятной доски скульптор А. Забалуев лаконично и тихо подытожил все выступления, заметив, что музыка Георгия Свиридова — не только музыка современности, но и музыка будущего.

Мысль эта, как мы можем припомнить, произрастает из утверждения академика Д. Лихачева о Свиридове — «Его творчество будет иметь огромное значение в грядущем возрождении русского народа».

Мысль очень верная; если только мы не одичаем. А потому очень нужно, очень важно — поставить в Москве памятник (и создать музей!) этому гению русской музыки, столетие со дня рождения которого исполнилось три года назад, и мы его, в общенациональном масштабе, к прискорбию, просвистали.

http://www.stoletie.ru/kultura/nerazgadannyj_sviridov_381.htm