BG diaspora.
Культурно-просветительская организация
болгар в Москве.

Девиз
Наша цель – поиск добрых сердец и терпеливых воль, которые рассеют навязанный нам извне туман недоверия и восстановят исконную теплую дружбу между нашими народами в ее подлинности и полноте.
януари 2019
П В С Ч П С Н
« дек.    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Христо Ботев – гений болгарской поэзии

Христо Ботев родился 25 декабря 1847 года (6 января 1848 по новому календарю) в небольшом городке Калофер в семье учителя. В патриотической среде, к которой принадлежал его отец, особенно остро переживали страдания народа. Когда маленький Христо окончил начальную школу, отец, сам получивший образование в России, отправил его в Одессу. Там он учился в гимназии, затем в Одесском университете, работал учителем в бессарабском селе Задунаевка. Два года, проведенные среди русской молодежи, оставили неизгладимый след в жизни Ботева. В России он с увлечением читал Пушкина, Тургенева, Чернышевского, живо интересовался политическими событиями. На помощь России в борьбе против османского владычества надеялся и он, и его соратники по революционному движению.

Весной 1876 года Ботев ненадолго вернулся в Калофер, где замещая отца, преподавал в местной школе. Во время торжеств в честь Кирилла и Мефодия выступил с антитурецкой речью, после которой его принудили покинуть город. Ботев эмигрировал в Румынию, где болгарские патриоты подготавливали национально-освободительное восстание. В Бухаресте он познакомился и подружился с Василом Левским, вступил в Болгарский революционный комитет, под его редакцией начал выходить новый революционный печатный орган – газета „Знамя”. В 1876 году в Болгарии вспыхнуло Апрельское восстание. С отрядом из двух сотен бойцов Христо Ботев высадился на болгарский берег с прибывшего из Румынии по Дунаю корабля „Радецки”.

Однако надежда на то, что Апрельское восстание, практически уже подавленное к моменту высадки отряда Ботева, вспыхнет с новой силой, что весь народ поднимется на борьбу и свергнет поработителя, не оправдалась. Дружина Ботева прошла через десяток сел, но вопреки предварительным ожиданиям, очень мало болгар присоединилось к ним. Отряд несколько раз подвергался атакам регулярных турецких войск. 1 июня (20 мая по старому стилю) 1876 года состоялся последний тяжелый бой — вечером после сражения шальная пуля пронзила сердце Ботева. Так, во Врачанских горах, закончился земной путь героя.

Поэтическое творчество Ботева обладало силой оружия. „Хаджи Димитр”, „Борьба”, „Гайдуки”, „На прощание”, „Моей первой любви”, „Повешение Васила Левского”, „Моя молитва” – каждое из этих произведений – маленький мир с оригинальными образами и видениями, героическими порывами и возвышенными идеями, с волшебством языка и стиха. Героический подвиг Ботева усиливает очарование этих прекрасных произведений. Как все великие поэты прошлого, которые своей жизнью и мечтами обобщили самые характерные черты своего времени, Ботев выразил свое отношение к вечным проблемам человечества – смерти, любви, стремления к счастью. Его сильно волновала проблема смысла человеческого бытия, конец жизни человека, увенчанный подвигом или обычными делами. В таких произведениях Ботева как „Моя молитва”, „Хаджи Димитр” „Моей первой любви”, „На прощание” выражено преклонение перед подвигом и жертвенностью героя. Смерть – это подвиг, удовлетворение личности, нашедшей свое место в борьбе.

Поэзия Ботева автобиографичная. Стихотворение „Моей матери” (1867) – самое раннее поэтическое свидетельство, которое дает нам возможность судить о духовном и эмоциональном мире лирического героя Ботева. Оно адресовано матери как самой большой ценности в жизни, оно отражает тревожную и мучительную мечту личности к полноценной и осмысленной жизни и ощущением мрачной бесперспективности, неминуемой гибели.

Ты мне – любовь и вера, как прежде;
кроме тебя – никого, родная;
но и тебя любить нет надежды:
сердце уже горит, догорая!

Как я мечтал, что с тобой однажды
счастье и славу увидим, мама:
чувствовал силу – хотел и жаждал…
Но всем желаньям готова яма!

Лирический герой первых стихотворений поэта в своем сознании все еще не пришел к идее о героической смерти как самому значимому испытанию в жизни человека, как естественному концу достойно прожитой жизни. О высшем самоотречении, жертвенном отказе от всего, что не связано с судьбой народа, герой заявляет в стихотворении „Моей первой любви”, которое было написано через четыре года после первого опубликованного Ботевым произведения.

Ты – юная, голос твой – чудо!
Но слышишь ли песню лесную?
А – плач угнетенного люда?
О голосе этом тоскую…
Влечет меня горькой любовью
туда, где все залито кровью.

Новые идеалы, новая вера Лирического героя Ботева в разум и свободную волю самоопределения человека закономерно приводят его к конфликту с традиционным знанием христианской церкви. В стихотворении „Моя молитва”, поэт противопоставляется употреблению религиозного знания и морали, которые превратились в мощное оружие для социального порабощения. В этом произведении Ботев дает новую модель отношений между Богом и человеком, в которых христианские ценности переосмыслены в контексте общечеловеческих представлений о свободе и справедливости.

„Моя молитва”

О, мой Боже, правый Боже!
Но не ты, который в небе,
а во мне живущий, Боже –
в сердце и в душе навеки…

Нет, не ты, кому поклоны
низко бьют попы, монахи,
свечи жгут; на чьи иконы
паства крестится во страхе;

не тот Господ, что из глины
создал нас в пресветлом царстве,
но оставил неповинно
на земле – в позорном рабстве;

нет, не тот, кто патриархов,
пап, царей помазал властью,
а повсюду моих братьев
бросил в нищете, в несчастьях;

не тот Господ, что внушает
бедному – терпеть безгласно
и его всю жизнь питает
лишь надеждою напрасной;

не ты, Боже словоблудных
подлецов и злых тиранов,
не ты, идол скудоумных
угнетателей, душманов!

А ты – разума заступник,
и защитник всех бесправных,
для которых все ж наступит
день твоей великой правды!

Каждому вдохни, о Боже,
веру, что грядет свобода,
чтоб боролся кто как может
с кровопийцами народа.

Укрепи мне руку, Боже,
чтоб свое нашел я место
средь борцов… И в битве с ложью
дай и мне погибнуть честно!

Дай же мне, чтоб не угасло
буйно сердце на чужбине,
голос – не остался гласом
вопиющего в пустыне!..

По воспоминаниям очевидцев, балладу „Хаджи Димитр”, считающуюся вершиной творчества Христо Ботева, поэт написал всего за один вечер, более того, за несколько минут. Этими минутами он навсегда околдовал уставшую болгарскую душу. Баллада создана в связи с конкретной исторической личностью, и выражает представление Ботева о доблестной смерти легендарного воеводы. Борец за свободу уверенно идет по пути бессмертия с ясным сознанием предстоящей гибели. И в балладе „Хаджи Димитр” стремление к смерти выражено особенно сильно. Можно сказать, что Ботев, как гений-провидец предсказывает свой собственный конец, тут, как во сне ясновидящего, он видит осуществленной свою мечту. В этой балладе синтезированы все образы, которыми поэт жил всю свою жизни: образ Балкан, „рабской земли”, жниц, самодив, гайдуцкой песни и гайдуцких теней, простор родного неба и звездной ночи, словом, тот поэтический мир, который он объединял в понятии „болгарский народ”. Это понятие для Ботева было двойственным: он избегал всего, что было в нем низменного, и поскольку чувствовал эту низменность, всегда искал спасения в своей чистой, непорочной любви. Всю жизнь Ботев боролся с глупостью, ложью, подлостью, отталкивал от себя мысли о темных инстинктах народа и возвращался в царство своих грез. Поэтому таким большим было его удивление, когда спустившись с облаков на землю, он не увидел на ней ожидаемого чуда и сам отправился на свою кровавую Голгофу. Только так можно определить его возвращение на родину на корабле „Радецки”.

„Хаджи Димитр”

Живой, живой он! В родных Балканах
лежит, вздыхая, на горной круче
герой с глубокой под сердцем раной,
залитый кровью боец могучий.

Свое ружье и обломок сабли
он рядом бросил; и силы – тают:
не приподняться… глаза ослабли,
уста – всю Вселенную проклинают!

Солнце расплавленными лучами –
в самом зените – сердито печет;
жницы в полях запевают печально,
и кровь еще сильнее течет!

Жатва настала… Пойте рабыни!
Песня неволи, сильней раздавайся!
Солнце, свети над землею, где гибнет
и этот герой… Но, сердце, – мужайся!

Тот, кто падет в бою за свободу,
не умирает; с ним остаются
земля и небо, зверь и природа…
И песни о нем в народе поются.

Его укрывает от солнца орлица,
и волк приходит – зализывать рану…
И сокол в небе, вольная птица,
на помощь летит к названому брату.

Настанет вечер – простор потемнеет,
звезды и месяц засветятся в бездне;
леса зашумят, ветер повеет –
Балканы поют гайдуцкую песню!

И самодивы в белых одеждах –
юные девы – песнь продолжают…
Босыми ногами ступают нежно –
тихо героя они окружают.

Одна – приложит целебные травы,
другая – его окропит водою,
третья – с улыбкой милой – украдкой
быстро в уста поцелует героя!

«Где Караджа? – скажи мне, сестрица…
Где и дружина – верные братья?
Скажи… Хочу я с ними проститься –
душу готов за это отдать я!»

Руками всплеснут прекрасные девы –
за плечи обнявшись, взлетят они вместе…
Летят и поют до утра самодивы –
ищут дух Караджи в поднебесье.

Яснеет небо!.. Лежит он в Балканах
на круче… И кровь героя течет.
Волк ему лижет лютую рану,
а солнце снова печет и печет!

В передаче звучат стихотворения Христо Ботева в переводе Александра Руденко.
http://bnr.bg/ru/post/100145425/literaturne-stranic-hristo-botev-genii-bolgarskoi-pozii-konca-hh-veka

Оригиналъ на стихотворението отъ вѣстник „Независимость“ 15.09.1873г.:

Въ механата

Тѣжко, тѣжко! Вино дайте!
Пиянъ дано азъ забрава
Туй, що, вие не знаете
Позор ли е или слава…

Да забрава край свой роденъ,
Бащина си мила стряха
И тезъ, що въ менъ духъ свободенъ,
Духъ за борба завѣщаха!

Да забрава род свой бѣденъ,
Гробътъ бащинъ, плачътъ майчинъ, –
Тѣзъ, що залакътъ наѣденъ
Грабат съ низакъ гнусенъ начинъ, –

Грабат отъ народътъ гладенъ,
Граби подалъ чорбаджия,
За злато тѫрговецъ жаденъ
И попъ с божа литургия!

Грабете го, неразбрани!
Грабете го! Кой ви брѫка?
Робътъ спи – не ще да стане
А ний, вмѣсто съ поѫътъ въ рѫка,

Пиѣмъ, пѣем буйни пѣсни
И зѫбимъ са на тирана;
Механите сѫ намъ тѣсни –
Крѣщимъ: „хайде на балкана!“

Крѣщим, но щомъ изтрѣзнѣемъ,
Забраваме думи, клѣтви,
И нѣмѣем и са смѣемъ
Предъ народни свѣти жертви!

А тиранинътъ вѫрлува
И безчести край наш роденъ
Коли, бѣси, бие, псува
И глоби народ поробенъ!

О, налѣйте! Ща да пия!
На душа ми да олѣкне,
Чувства трѣзви да убия,
Рѫка мѫжка да омѣкне!

Ще да пия на пукъ врагу,
На пукъ и вамъ, патриоти!
Въ свѣтътъ нѣма мило, драго –
Врѣдомъ пѫлно с идиоти!