BG diaspora.
Культурно-просветительская организация
болгар в Москве.

Девиз
Наша цель – поиск добрых сердец и терпеливых воль, которые рассеют навязанный нам извне туман недоверия и восстановят исконную теплую дружбу между нашими народами в ее подлинности и полноте.
май 2019
П В С Ч П С Н
« апр.    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Никита Лобанов-Ростовский: «Не хочу, чтобы это оставалось забытой войной»

8 февраля исполняется 140 лет со дня подписания Россией мирного договора с Турцией в 1879 г. К этой дате приурочен проходящий сегодня в Доме русского зарубежья имени А.И. Солженицына круглый стол «Русскотурецкая война 1877-1878 годов в истории и судьбе Юго-Восточной Европы. К 140-летию заключения Константинопольского мира».

Один из инициаторов и главных действующих спикеров на данном мероприятии – наш знаменитый соотечественник, известный общественный деятель, коллекционер и меценат князь Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский.

О своей семейной и эмоциональной причастности к событиям 140-летней давности князь рассказал в интервью корреспонденту ТАСС.

– Почему эта тема близка Вам? Что заставило Вас, уже вовсе немолодого человека, сорваться из вашего комфортного дома в Лондоне и прилететь на два дня в Москву?

– Я родился в Болгарии, провел там мое детство и юность. В этой стране оказались после Октябрьского переворота мои дедушка и бабушка, а с ними и мой отец. С другой стороны, я, гражданин США, на протяжении последних 50 лет почти каждый год бываю в России. Для меня Болгария – моя родина, а Россия – отечество. Более того, Константинопольский договор был подписан моим родственником А.Б. Лобановым-Ростовским. Вот почему эта тема для меня особенно близка. Что меня беспокоит? Почти ничего нет в научной литературе о Константинопольском мирном договоре и обстоятельствах, с ним связанных. Ни в Болгарии, ни в России! А ведь Россия потеряла в войне 1877-1878 гг. с Турцией 140 тысяч своих сыновей! Это только убитыми, а еще 60 тысяч ранеными. Мне обидно то, что по этому поводу также есть разногласия. И это для меня болезненно.

– Поясните, пожалуйста.

– Часть болгарской интеллигенции и политической элиты утверждает, что Россия «освободила» Болгарию как бы по ходу дела, «транзитом», потому, что борьба за Болгарию была частью империалистической войны России с целью завоевать Босфор. В Болгарии сегодня это именно так представляют. Подобное утверждение – что России, мол, пришлось идти через Болгарию на пути к Босфору, а иначе бы Болгарию не стали освобождать – очень легко оспаривать фактами. Хоть мы и знаем, что факты часто отступают под давлением эмоций сложившегося, навязанного историками и пропагандистами восприятия (perseption): мол, Россия стремилась во что бы то ни стало с давних времен установить контроль над Босфором. Ведь красиво звучит, не правда ли?

На самом же деле, Россия была не готова к войне. Ведь прошло чуть более двадцати лет после неудачной для страны Крымской войны, Россия в ней лишилась Черноморского флота, контроля над целым рядом портов и земель, а реформа армии еще не была завершена. В общем, готовности к войне не было.

– А что было?

– А было мощное общественное мнение, были так называемые славянофилы, которые активно призывали помочь болгарам.

– Да и «западники» тоже.

– Да. Особое возмущение российской общественности вызвали массовые убийства болгар, которые совершали башимбузуки (нерегулярные турецкие воинские формирования – прим. ТАСС) в ходе Апрельского восстания 1876 года. Ну, а с началом массового турецкого геноцида в Болгарии общественный гнев в России достиг такого накала, что Александру II пришлось объявить войну Турции. В предшествующий же период Россия на политическом фронте, в дипломатическом диалоге с Англией и Австро-Венгрией стремилась уладить этот вопрос, добивалась улучшения положения христианского населения в Османской империи. К счастью, неготовность России к войне компенсировалась еще и наличием блестящих полководцев, таких как Ф.Ф. Радецкий, М. Скобелев и др. Именно благодаря им и героизму простых воинов российские войска дошли до Босфора и Константинополя. И вот тогда Англия выдвинула России ультиматум: если вы займете Стамбул, мы открываем огонь и объявляем России войну.

– И?

– Россия не могла себе позволить войну с Англией: ведь та была хозяином всех морей. И тогда России пришлось пойти на перемирие. После чего был подписан Сан-Стефановский договор, весьма выгодный для России и Болгарии. После этого опять вмешалась Англия, и Сан-Стефановский договор был кастрирован, а в дальнейшем и заменен на Берлинский договор. Последний стал результатом массированного давления Англии и ее союзников на Россию.

А затем в дело вступил вновь назначенный послом России в Константинополе блестящий дипломат Алексей Борисович Лобанов-Ростовский. Его роль в заключении окончательного мирного договора с Турцией 8 февраля 1879 года до сих пор не до конца изучена. А ведь она огромна. Он стал послом при султане Абдул-Хамиде II, с которым Алексей Борисович подружился лично за двадцать лет до этого, когда был российским советником-посланником в том же Константинополе, а Абдул-Хамид тогда был наследником турецкого престола. И когда решался вопрос о новом российском после, Абдул-Хамидд II написал Александру II попросил того назначить на этот пост Лобанова-Ростовского. В общем, их старая личная дружба помогла российскому дипломату добиться выгодных для России уступок по Константинопольскому договору.

Возвращаясь к началу нашей беседы. Российскому дипломату в ходе переговоров удалось спасти те статьи Берлинского договора, которые были выгодны для Болгарии. И среди них статью о создании княжества Болгарии и сразу же после этого – о принятии первой болгарской конституции. Так что, возвращаясь к вашему вопросу, назову себя эмоционально причастным к созданию страны, которую мы сейчас видим, – Болгарии.

– Что Вас сегодня беспокоит в этой связи?

– Мне больно, что Россия сегодня недостаточно пропагандирует это обстоятельство. Нынешнее болгарское правительство антироссийское. Президент да, он, пророссийский. Но Болгария парламентская республика, и все правительство живет на взятках США и дарениях Евросоюза. Лишь одна маленькая партия выступает в парламенте с иных позиций. Так что я буду добиваться восстановления исторической справедливости.

– Только в Москве?

– Нет. Собираюсь 17-го поехать в Софию, где намерен участвовать в круглом столе на эту же тему. Хочу опровергнуть там звучащий в ряде работ об этом периоде внешней политики России тезис о ее агрессивном характере, когда замалчиваются экспансионистские устремления западных держав.

Хочу напомнить там про ту цену, которую Россия заплатила за создание Болгарского княжества. Нельзя оставить так, чтобы это оставалось забытой войной.