BG diaspora.
Культурно-просветительская организация
болгар в Москве.

Девиз
Наша цель – поиск добрых сердец и терпеливых воль, которые рассеют навязанный нам извне туман недоверия и восстановят исконную теплую дружбу между нашими народами в ее подлинности и полноте.
юни 2020
П В С Ч П С Н
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

Кир Лемзенко рассказывает о детстве в блокадном Ленинграде и дипломатической работе

Кир Георгиевич Лемзенко – вице-адмирал, председатель Совета Старейшин Фили-Давыдково и почетный член Правления «Союза друзей Болгарии». Несмотря на почтенный возраст, его жизнь и сегодня насыщена интересными и значимыми событиями. В свои 87 лет Кир Георгиевич проводит большую патриотическую работу, встречается со школьниками, участвует в различных мероприятиях.

Детство Кира Георгиевича проходило в блокадном Ленинграде. «Гитлер поставил задачу – уничтожить, сравнять город с землей и передать эту область Финляндии. Населению, конечно, о таких планах не было ничего известно. Мы выживали, как могли», – вспоминает он.

«Мне было девять лет, когда мы узнали, что сообщение с Большой землей прервано, и мы находимся в блокаде. На юге города построили мощные укрепления. На перекрестках были оборудованы защитные сооружения, дзоты, там были поставлены даже крупнокалиберные пулеметы, артиллерийские орудия, мы видели все собственными глазами», – рассказывает Кир Георгиевич.

Особое впечатление на него произвел взвод ополченцев, которые отправлялись на фронт. «В один из дней мы услышали призывный колокольный звон. Это было недалеко от места, где я жил – в районе Московского вокзала. Все побежали на звук колокола, к Литейному проспекту.

И там мы увидели такое зрелище: по улице шла бесконечная колонна ополченцев. Они шли по четыре человека в ряд, на ногах были поношенные ботинки, у кого-то – вообще какие-то обмотки. Но все были вооружены. Глядя на ополченцев, у всех сложилось такое впечатление, что это люди смогут защитить Ленинград, а значит, мы можем быть спокойными – враг в город не войдет.

Начались налеты авиации. Самолеты сбрасывали зажигательные бомбы, враг намеревался сжечь Ленинград. Ведь в домах был деревянные перекрытия, стропила.

В очень короткий срок местные ученые изобрели противозажигательный состав. Власти города обратились всему населению, с призывом защитить город от огня. Мы промазывали этим раствором все деревянные части домов, заборы. Надо сказать, что это очень помогло. Фашисты сбрасывали массу зажигательных бомб, рассчитывая сжечь город, а он не горел», – отмечает Кир Георгиевич.

Он также рассказал, что на чердаках многоэтажных домов установили ящики с песком, и там же появись специальные щипцы и брезентовые рукавицы. «На чердаках было организовано дежурство. Нас, младшеклассников, старались не пускать, но, тем не менее, мы все-таки туда проникали и постепенно к этому все привыкли.

Боролись с зажигалками так: бомба падает, шипит, а мы ее хватаем щипцами и в ящик с песком, где она постепенно затухала. А если она падала рядом со слуховым окном, то просто ее щипцами хватали, она не тяжелая, килограмма полтора, и выбрасывали во двор, а там покрытие из булыжника, поэтому бомба не горела», – говорит Лемзенко, отмечая, что помимо авиационных налетов, были и артиллерийские обстрелы. На улицах наносили надписи – эта сторона при артобстреле более опасная.

Вспоминая о голодных годах блокады, Кир Георгиевич рассказывает, что в самое тяжелое время норма хлеба, выдаваемая на сутки, для иждивенцев снижалась до 125 граммов, а для рабочих – до 250.

«У нас были большие дома, в одном из них находилась конюшня, Лошадей в начале войны отправили на фронт. А в конюшне остался довольно большой запас жмыха, который решили продать населению. Продавали по 10 килограммов в руки. Образовались большие очереди. Мы стояли под номером тысяча каким-то. Кстати, этот жмых сыграл важную роль, возможно, спас многих от голодной смерти. Болтанка из разведенного жмыха давала ощущение сытости», – рассказывает Лемзенко.

В Ленинграде не работали канализация и водопровод, не было электричества. По словам Кира Георгиевича, чуть проще было тем, кто жил рядом с Невой и каналами. А от места, где находился их дом, до водоемов идти было довольно далеко. «Приезжали специальные машины, они выдавали по полтора литра на человека на сутки. Нас было трое: я, мать и сестра. Я был ответственным за воду. Приносил ее не только своей семье, но и пожилой одинокой соседке.

Город вздохнул, когда на реке встал лед. И нам стали хоть понемногу поступать продукты. Стали давать больше хлеба. Вот так постепенно восстанавливалась жизнь», – вспоминает он.

Колоссальным событием стал разгром немцев под Москвой. Об этом Кир Георгиевич услышал из репродуктора, установленного рядом с домом. Люди воспряли духом. Они поверили в Победу, говорили: «Дойдет очередь и до нас». И конечно настоящим праздником стало известие о снятии блокады Ленинграда. «А в День Победы все вышли на улицы, кричали, смеялись, обнимались», – говорит Лемзенко.

Настало долгожданное мирное время. На выбор будущей профессии Кира Георгиевича повлияли его двоюродные братья: один из них закончил артиллерийскую спецшколу, другой – моряк, окончил училище Фрунзе. «Они для меня были примером, да и сама обстановка такая была, казалось, что все должны служить. Я окончил 7 классов и поступил в Ленинградское военно-морское училище», – рассказывает он.

После окончания учебы лейтенант Лемзенко отправился служить на Северный флот. В составе группы кораблей перешел на Тихоокеанский флот. «Дорога была непростая, путь пролегал во льдах» – вспоминает Кир Георгиевич. В порту Циндао суда были переданы китайской стороне. Лейтенант Лемзенко отвечал за освоение китайскими моряками артиллерийского и противолодочного вооружения на всех кораблях группы, а также за обучение управлению кораблем одного из командиров. За работу в Китае старший лейтенант Лемзенко награжден двумя правительственными наградами КНР.

Потом были длительные зарубежные командировки: Сирия, Куба, Конго, Бразилия – в этих и других странах Кир Георгиевич выполнял задания Главного управления Генштаба. В разные годы он являлся военным атташе при посольстве СССР в ГДР и Болгарии.

В ноябре 1991 года была создана международная общественная организация «Союз друзей Болгарии». В течение 20 лет Лемзенко занимал должность ответственного секретаря. «Основная деятельность организации – содействие сохранению и развитию связей между народами России и Болгарии во всех сферах жизни. Я организовывал всю деятельность организации, мы осуществляли связи, контакты по всем направлениям», – говорит Кир Георгиевич.

После 20 лет активной деятельности Лемзенко, в силу возраста, попросил освободить его от выполнения этих обязанностей. Но на нем остались вопросы военно-патриотического воспитания, главные из которых: роль России в освобождении Болгарии в русско-турецкой войне 1877-1878 годов и участие Болгарии в Великой Отечественной войне.

«Исторически сложилось так, что Болгария была освобождена от Османского ига в результате русско-турецкой войны 1877-1878 годов. По окончанию был заключен мирный договор. День 3 марта является национальным праздником Болгарии.

В благодарность за освобождение от Османского игра на территории Болгарии было создано более 400 памятников, среди которых Собор Александра Невского в Софии, комплекс на горе Шипка, где проходили ожесточенные бои. За памятниками ухаживают, устраиваются встречи с приглашением российских представителей. Большой вклад в их организацию вносит и «Союз друзей Болгарии».

Стоит сказать, что участие Болгарии в Великой Отечественной войне – важный аспект, которому, к сожалению, уделяется не так много внимания. Хочу подчеркнуть, что Болгария не объявляла войны Советскому Союзу, ни одного болгарского подразделения на Восточном фронте не было. Также она не прерывала дипломатических отношений с СССР: посольство Советского Союза было в Софии, а посольство Болгарии функционировало в Москве.

Когда советские войска подошли к границам Болгарии, соблюдая все существующие нормы, Советский Союз вынужден был объявить войну Болгарии. Сразу же болгарская сторона попросила о перемирии, и это перемирие было подписано. Встречали болгары Красную армию с хлебом, солью, вином, виноградом и устраивали во всех городах радушные приемы. А в дальнейшем 1-я болгарская армия под руководством генерала Владимира Стойчева влилась в состав 3-го Украинского фронта под командованием маршала Толбухина, и вместе с этим фронтом осуществляла боевую деятельность по освобождению территории Венгрии, а затем и Австрии. Это очень важная информация, которую необходимо знать», – говорит Кир Георгиевич.

О событиях Русско-турецкой войны и Великой Отечественной войны он рассказывает на многочисленных встречах со школьниками. «Общаюсь не только с нашими ребятами, но и с болгарскими детьми. Много встреч я провел в Музее Победы, куда приезжали победители конкурса русского языка из Болгарии», – вспоминает Лемзенко.

А совсем недавно, 3 марта, в День освобождения Болгарии от османского ига, Кир Георгиевич выступил на митинге у памятника героям Плевны, установленного в Москве на Новой площади. Выступая на этом митинге, он привел слова генерала Стойчева: «Да, мы воевали с врагом – гитлеровским фашизмом – всего лишь последние восемь месяцев войны. Но мы защитили честь и достоинство Болгарии, и мы кровью сцементировали дружбу с Российским народом».