Главный герой Севастополя и Плевны – генерал Тотлебен

BG diaspora.
Культурно-просветительская организация
болгар в Москве.

Девиз
Наша цель – поиск добрых сердец и терпеливых воль, которые рассеют навязанный нам извне туман недоверия и восстановят исконную теплую дружбу между нашими народами в ее подлинности и полноте.
декември 2020
П В С Ч П С Н
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Главный герой Севастополя и Плевны – генерал Тотлебен

Вопрос: назовите героев обороны Севастополя в Крымскую войну 1853-56 годов? Наверняка назовете адмиралов Нахимова, Корнилова, Истомина, матроса Кошку, Дашу Севастопольскую, генералов Менщикова и Горчакова.

А теперь назовите главных героев взятия Плевны. Уверен, сразу скажете про «белого генерала» Скобелева, генералов Ганецкого, Гурко. Может, вспомнив книгу и фильм «Турецкий гамбит», на ум придут генерал Мизинов (в реальности Мезенцев) и выдуманный Эраст Фандорин.

А вот если эти вопросы задали бы современнику тех знаменательных событий, он бы первым делом назвал сегодня почти забытого и старательно неупоминаемого инженер-генерала Эдуарда Ивановича Тотлебена. Именно он был главным героем обороны Севастополя и взятия Плевны.

чему же такая несправедливость? Почему забыто имя «гения севастопольской обороны», как его называли современники, строителя Одессы, Николаева, Таганрога, Кронштадта и Керчи, человека, заставившего капитулировать турецкую армию в Плевне? Ну советских историков можно понять – Тотлебен был ярым монархистом, душителем революции и свободомыслия, главным вешателем всяких народовольцев и революционеров. Как-то неприлично прославлять такого человека. А нынешним российским историкам, что он сделал? Может им попросту неудобно признавать, что главными героями Крымской и русско-турецкой войны 1877-78 гг были не природные русские военные, такие как Нахимов и Скобелев, и даже не славяне такие как Гурко и Драгомиров, а немец. Причем такой типичный немцем, почти карикатурный. Супераккуратный, пунктуальный, сухой, методичный, занудный, мелочно педантичный, не понимавший юмора, заносчивый и надменный. Именно таких немцев высмеивают в анекдотах по всему миру. Все эти качества хороши, но в переизбытке вызывают раздражение. Тотлебена уважали, но не любили. Как подчиненные, так и начальство.

Вся его карьера складывалась таким образом – его отправляли строить важные военные объекты. Строил он великолепно и быстро – заставлял подчиненных ударно работать, но доставал всех придирками и занудством. В конце концов, начальство от него избавлялось, отправляя куда-нибудь подальше. Но когда наступала тяжелая пора, и требовался дельный инженер и строитель, Тотлебена снова вспоминали и вытаскивали из опалы.

Родился Эдуард Тотлебен в 1818 году в латвийском городе Митава (ныне Елагва) в небогатой семье прибалтийских немцев. Несмотря на серьезную болезнь сердца, выбрал профессию военного инженера. Из-за болезни учился гораздо дольше, чем другие студенты. Боевое крещение получил в 30 лет на Кавказе. Под аулом Гергебиль за пять суток под картечным и ружейным огнем построил брешь-батарею, которая заставила чеченцев сдаться. Командовал саперами при осаде аула Чох (ныне Буйнакс). Когда наступило перемирие, командование от занудного офицера избавилось, отправив в Польшу адъютантом к главному военному инженеру, генералу Шиндлеру. Порывистый и импульсивный Шиндлер целый год терпел методичного и любящего порядок Тотлебена, но, в конце концов, не выдержал и отправил его в Петербург преподавать в саперной школе.

Но во время Крымской войны 1853-56 гг. Шиндлер, возглавлявший инженерные работы при осаде Силистрии, забыв прежние разногласия, вызвал Тотлебена к себе. А когда Шиндлер был ранен, то Тотлебен возглавил осадные работы. Он обложил крепость траншеями и взорвал стену. Крепость непременно бы пала, но по приказу главнокомандующего осада была снята.

Тотлебена направили в Севастополь, где князь Меньщиков и бравые адмиралы Корнилов и Нахимов приняли его в штыки. Что скрывать, не верили они, что англо-французские войска отважатся высадиться в Крыму. Все предложения Тотлебена они воспринимали с насмешкой: «крепость не ждет никаких покушений со стороны крымских татар». Но в сентябре 1853 худшие опасения Тотлебена подтвердились – союзники высадили десант.

Тотлебен вытащил всех жителей, солдат и моряков Севастополя на строительство северных укреплений. За одну неделю, по словам адмирала Корнилова, «было сделано больше, чем за год». Работа велась беспрерывно, днём и ночью. В короткое время там, где незадолго до того неприятельские рекогносцировки обнаруживали лишь слабые укрепления с большими, ничем не защищёнными промежутками, выросла сплошная оборонительная линия. Союзники были вынуждены отказаться от намерения взять Севастополь открытой атакой и 28 сентября начали осадные работы.

Первое бомбардировка Севастополя 5 октября показало силу севастопольских укреплений и их выгодно направленного артиллерийского огня. Тогда неприятель обратился к подземной войне и задумал взорвать 4-й бастион, но и здесь Тотлебен его опередил, встретив искусно подготовленною сетью минных галерей. Несколько штурмов на Малахов курган тоже были отбиты с большими потерями для союзников – гарнизон под личным наблюдением Тотлебена успевал исправлять все повреждения. Можно вспомнить слова Нахимова, сказанные незадолго до гибели: «без Тотлебена мы бы пропали».

К сожалению, 8 июня 1855 года Тотлебен был ранен в ногу. Ему сделали несколько операций, но осажденного города покидать он не хотел. Рана воспалилась, и Эдуарда Ивановича в полубессознательном состоянии перевезли на хутор в одиннадцати километрах от Севастополя. Он начал помогать советами. Однако никакие наставления не могли заменить его личного присутствия на бастионах, и 30 августа город пал. Некоторые историки полагают, что если бы Тотлебен остался во главе обороны, то Севастополь бы выстоял. Во всяком случае, после заключения перемирия английские и французские офицеры первым делом попросили показать им Тотлебена, которого считали главным защитником Севастополя.

Но в это время инженер передвигаясь на костылях, уже руководил строительством оборонительных укреплений Николаева. После войны укреплял Балтийское побережье, западную границу, Черноморское побережье. Киев, Осовец, Кронштадт, Керчь, Очаков, Одесса, Варшава, Свеаборг, Выборг и многие другие места, благодаря усилиям Тотлебена, ставшего к тому времени генерал-адьютантом, были укреплены. Но к тому времени характер Тотлебена окончательно испортился. Он стал резок с окружающими, безгранично самоуверен и убежден в своем превосходстве, причем никогда и ни перед кем этого не скрывал. Достал даже императора Александра II, отправившего его подальше от столицы – возводить укрепления на Черноморском побережье и восстанавливать Севастополь.

Так что русско-турецкая война 1877-78 гг. началась без его участия. Но когда русская армия забуксовала под Плевной, о занудном инженере вспомнили. Он был вызван на театр военных действий, где принял руководство осадными работами под Плевной. Тотлебен решил не штурмовать город, а обложить турецкую армию плотной блокадой и заставить турков голодать. Несмотря на разногласия с лихими генералами Скобелевым и Гурко, ратовавшими за энергичные действия, он сумел настоять на своем. И оказался прав. Через два месяца турки, сожрав последний провиант, рванулись на прорыв. Но завязли в укрепленных позициях русской армии, под сильным артиллерийским огнем обратились в беспорядочное бегство, а через несколько часов капитулировали.

После войны Тотлебена назначили военным губернатором Одессы. Кроме строительства военных укреплений генерал жестоко боролся с разного рода революционерами. Казни и полицейские гонения вызвали взрыв возмущения в обществе. Имя Тотлебена без приставки «кровожадный пес самодержавия» не употреблялось. Император Александр II вынужден был пойти на уступки общественному мнению, и генерал Э.И. Тотлебен был переведен на ту же должность в Вильно (Вильнюс), что стало явным понижением.

Но есть и другое мнение. Если бы некоторые представления Э.И. Тотлебена были удостоены большого внимания, Россия могла бы быть избавлена от «великих и тяжких испытаний» последующих лет – считает его биограф, историк Н.К. Шильдер.

Многочисленные болезни и подхваченное воспаление легких заставили Тотлебена отправиться для лечения за границу. Он вроде поправился, однако его общее состояние продолжало оставаться критическим, к тому же начались проблемы со зрением. Скончался он 19 июня 1884 года в курортном немецком городке. Тело его было перевезено в Ригу, однако император нашел более правильным, чтобы останки севастопольского героя покоились у валов, выстроенных им в памятные дни обороны. В октябре 1884 прах Тотлебена был похоронен на Братском кладбище Севастополя.

Он оставил после себя многочисленное потомство – 3 сыновей и 10 дочерей. Причем сам папа Тотлебен не мог распознать своих дочерей, когда видел их порознь, и только когда они являлись вместе, узнавал их.

Эдуард Иванович Тотлебен не был приятным в общении человеком. Как полководец и чиновник тоже оставлял желать лучшего. Но зато он был честным патриотом России и гениальным военным инженером и строителем.

https://zen.yandex.ru/media/history_river/glavnyi-geroi-sevastopolia-i-plevny-general-totleben-5f4fb2fed82fdb1fd911460d