Книга на Анатолий Щелкунов „Красотата на българската роза“

BG diaspora.
Культурно-просветительская организация
болгар в Москве.

Девиз
Наша цель – поиск добрых сердец и терпеливых воль, которые рассеют навязанный нам извне туман недоверия и восстановят исконную теплую дружбу между нашими народами в ее подлинности и полноте.
април 2021
П В С Ч П С Н
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Книга на Анатолий Щелкунов „Красотата на българската роза“

След премиерата си в Москва Руският дипломат, общественик, бивш Генерален консул на Русия във Варна Анатолий Щелкунов – автор на книгите „Духовно единение“ и „Александър Рачински“ представи новата си книга „Красотата на българската роза“ /“Болгарской розы красота“/ на 16 юни и във Варна.

„С България съм свързан повече 30 години и затова тези впечатления са толкова дълбоки и толкова искрени, че не можах да ги забравя, когато писах тази книга. Тя е предназначена за руската аудитория, но ако бъде преведена на български, надявам се, че 99 на сто от българите ще я разберат като собствено преживяване. Защото, когато писах тази книга, аз постоянно усещах нещо и от моите приятели българи. Тези герои са живи хора, те са българи и затова българите ги разбират. Нашите народи обичат красотата в живота и те се стараят да правят красота, но не всички за съжаление, и затова призовавам с тази книга да правят повече красота и красиви отношения помежду си.“ сподели Анатолий Щелкунов с кореспондента на БНР в Москва Васко Михайлов.

„Необременен от литературни догми, Анатолий Щелкунов с лекота преминава от пътеписа към напрегнатия криминален сюжет, от безметежното природно описание към острата публицистична нетърпимост на съвременното „хамство“ /дебелащина/, така характерно за хора, без ценностна система, в чиито нрави писателят се взира. Книгата изобилства и със социокултурни описания, вещо поднесени, от които някои наши екскурзоводи биха се засрамили, откривайки празнотите в своите знания. Това е едно артистично пътуване из България, което не е самоцел, а само- декор за избраните от автора герои и сюжетна линия…“

източник: Списание „Знаци“ 2’2015, автор Елка Няголова.
https://bnr.bg/varna2/post/100567872/predstavane-na-novata-kniga-na-anatolii-shtelkunov-krasotata-na-balgarskata-roza-bolgarskoi-rozi-krasota



Публикуем на страницах нашего сайта фрагменты книги Анатолия Викторовича Щелкунова „Болгарской розы красота“.

ГЛАВА 1

Русские отдыхают

Несмотря на усталость, налетевший невесть откуда в апреле ветер со снежным зарядом и километровую пробку на Литейном проспекте, Дмитрий возвращался домой в приподнятом настроении. Двигаясь со скоростью пешехода и стараясь не раздражаться на медленно ползущие впереди машины, а также на мокрый тяжелый снег, налипающий на ветровое стекло, и на людей, снующих через улицу между заблокированными автомобилями, он мысленно переносился в другое место и время. Дмитрий отчётливо представил, будто он находится на залитом летним солнцем черноморском побережье Болгарии. Не просто на море, а там, где у него теперь есть своя квартира.

Подъехав к дому уже довольно поздно и не без труда втиснув машину в проем между трансформаторной будкой и навечно припаркованной к этому месту «Газелью», он поднялся на свой этаж. Прежде чем открыть дверь, остановился и подумал, как бы ему объявить о новости, наполнявшей его чувством гордости, чтобы эффект был максимальным.

В прихожей вкусно пахло тушеными овощами, а из кухни доносился стук ножа о деревянную разделочную доску – Галина готовила ужин. Выглянув из кухни, она весёлым голосом спросила:

– Кто это там шуршит? Ааа… Дима, приветик! А Сережки еще нет…

– Где ж он так долго? – для Дмитрия это была дилемма – ждать сына или объявить жене о своем приобретении сразу.

Ждать сил не было.

– Без малейшего понятия, – Галя подошла, чтобы чмокнуть мужа. – Минут десять назад звонил, сказал, что придет через полчаса. А как твои делишки? – задала она свой обычный вопрос при его появлении.

– Неплохо. А у меня есть кое-что приятное….

– Заинтриговал. И что же это?

– Галя, у нас появилась квартира на черноморском побережье Болгарии.

– Что за квартира? – спокойно, но с оттенком некоторого любопытства в голосе спросила жена.

Она хорошо знала о склонности мужа к сюрпризам.

Я подписал договор с фирмой Uspech на покупку двухкомнатной квартиры в новом доме. – И он назвал город, в котором этот дом был построен.

– Это небольшой курортный городок недалеко от Бургаса. На первой линии у моря построены новые шестиэтажные дома. Когда осенью я летал в командировку в Болгарию, я побывал там и в одном из них облюбовал на четвёртом этаже хорошую двушку с видом на море. Вот посмотри, как она выглядит.

Он протянул жене рекламный проспект, открытый на той странице, где, по его словам, находилась их новая квартира.

– Помнишь, не так давно Серёжка (это их двадцатидвухлетний сын) мечтал о том, чтобы приобрести недвижимость в Болгарии и каждый год проводить там лето на морском побережье. Вот я и решил вас приятно удивить.

– Ты не можешь без этого. Только появились деньги, тебе их надо тут же истратить.

– А чего их держать в кубышке? Ты же знаешь, как неустойчива сегодня ситуация с валютой. Последняя сделка у меня была очень выгодной. За всю партию оборудования я уже расплатился. – Он владел небольшой фирмой по реализации немецкого и японского медицинского оборудования. Дела его шли неплохо. – Контракт на поставку новых томографов с Toshiba мною оплачен. Покупателей я нашёл. А квартиру мне продали на десять процентов дешевле её рекламной стоимости. Так что поедем отдыхать в солнечную Болгарию. Эта страна мне очень нравится, там добрые, гостеприимные люди. Чудесная природа, великолепные вина, замечательная кухня.

– Ладно, ладно. Размечтался, – успокаивая возбуждение мужа, произнесла Галина. – Мне она тоже нравится. Я часто вспоминаю наш отдых в Албене. Серёжка именно там научился плавать. – И уже совсем по-серьёзному спросила:

– Когда мне брать отпуск?

– Как только он сдаст экзамены, тогда и вылетим в Бургас. Нас там встретит Алёшка (его приятель по университету, который в восьмидесятых годах женился на болгарке и с тех пор жил в Бургасе). Он отвезёт нас из аэропорта по новому адресу, где с ключами от квартиры будет ждать представитель фирмы.

Что-то не верится, что всё так гладко пройдёт, – усомнилась Галина, за долгие годы убедившаяся в том, что никогда не следует обольщаться первым впечатлением.

– Я обо всём договорился! – решительно заверил муж, чтобы рассеять её опасения.

Начались сборы. Каждый вечер во время ужина они только и говорили о предстоящей поездке. Дмитрий с сыном обсуждали маршруты будущих путешествий по стране.

– Пап, давай по приезде в Болгарию купим машину, – осенило Сергея.

– Я тоже думал об этом, – живо отозвался Дмитрий. – Только надо посоветоваться со знающими людьми, как это сделать, чтобы не было проблем, и решить, где мы будем её оставлять. Не гнать же машину затем в Россию.

Паспорта с визами они получили ещё до того, как Сергей сдал последний экзамен. Ранним утром, взяв такси, они выехали в аэропорт. Посадку в самолёт объявили без задержки.

Когда они заняли свои места в салоне самолёта, то к соседнему креслу подошёл плотный мужчина лет тридцати с наметившимся пивным животиком, сопровождаемый длинноногой блондинкой. На нём была зелёная майка с надписью: «Columbia». В руке он нёс пакет Duty Free, из которого раздавалось характерное позвякивание бутылок. Пропустив спутницу к окну, он положил пакет на полку багажника и грузно опустился в кресло, тут же откинув до предела его спинку.

– Мама, мне неудобно, – раздался позади него детский голос.

– Мужчина, не могли бы вы немного приподнять спинку кресла? – обратилась к нему пассажирка, сидевшая рядом с ребёнком.

Не обращая внимания на её слова, он, как показалось, намеренно громко заговорил о чём-то с блондинкой. И только когда проходившая мимо стюардесса сделала ему замечание, он вернул спинку кресла в вертикальное положение.

После набора самолётом высоты мужчина достал из багажника бутылку виски и попросил у стюардессы стаканы и минеральной воды.

Неужели в такую рань они будут пить виски? – вполголоса спросила у мужа Галина.

– Да, у этого поколения считается шиком, невзирая на время суток, в полёте выпить виски в количествах, в которых они обычно пьют водку.

Через два часа с небольшим самолёт подлетал к Бургасу. Мужчина и его спутница были уже в заметном подпитии.

– Русские отдыхают!! – с горечью и иронией в голосе произнёс Дмитрий, указав взглядом жене на парочку.

В аэропорту их ожидал Алексей. После дружеских объятий он со свойственной ему прямотой сказал:

– Слушай, Дим, чего ты темнил и не назвал мне отель, в котором вы будете проживать?

– Мне хотелось тебя удивить. Помнишь, когда в прошлом году ты приезжал к нам в Питер и убеждал меня купить недвижимость в Болгарии, я тебе сказал, что ещё не созрел для этого. А вот сейчас ты отвезёшь нас в нашу новую квартиру.

– Как?! Ты купил здесь квартиру?!… Ты хоть её видел?!…

– Да, когда приезжал в прошлом году, то мне показывали её черновой вариант, ещё без отделки. А в рекламном проспекте в офисе нашей питерской фирмы Uspech я видел её окончательный вариант.

– Ты же опытный бизнесмен! Так такие дела не делают! Хотя бы мне позвонил. Я бы проверил всё, отправил тебе необходимую информацию и о работе фирмы здесь и об её объектах. Ведь сегодня никому нельзя доверять. Надуют, и концов не найдёшь. Здесь так же, как и в России, полно кидал. И было уже столько случаев обмана российских покупателей недвижимости!

Видя, что от его укоризны несколько потускнели глаза Галины, он сказал умиротворяюще:

– Ладно, ладно. Чтобы вас понапрасну не расстраивать, давай мне адрес ваших владений, и поехали… Когда-нибудь твоя склонность к сюрпризам тебя подведёт, – буркнул он, знакомясь с адресом, переданным ему Дмитрием.

В городке, куда они приехали, им пришлось несколько раз уточнять адрес. Никто не мог назвать местонахождение новостройки. И Дмитрий не запомнил, как туда проехать.

Наконец они оказались на окраине города. Впереди, метрах в пятистах, виднелись три шестиэтажных дома, путь к которым пролегал по пыльной песчаной дороге.

– Представители фирмы, привозившие меня сюда в прошлом году, заверяли, что к нынешней весне проложат сюда хорошую асфальтированную дорогу, – оправдывающимся тоном сказал Дмитрий.

– А ты бы у них поинтересовался, кто будет оплачивать строительство дороги: фирма или муниципальные власти, – иронично заметил Алексей. – И тогда из их ответа сразу бы понял, что это уловка, рассчитанная на доверчивых покупателей.

Когда за машиной заклубилось жёлтое облако, Сергей с усмешкой обратился к отцу:

– Па-а, мы словно компания Остапа Бендера во время автопробега по разгильдяйству и бездорожью.

Помрачневший Дмитрий ничего не ответил. В душе он ругал себя за доверчивость, которая его неоднократно подводила в жизни. Хотя опыт работы в бизнесе многому его научил, тем не менее, время от времени он поддавался какому-то внутреннему благодушию и, как правило, это чувство было причиной его ошибок, промахов и неудач. Вот и сейчас ему становилось всё очевиднее, что он и семья стали жертвами его доверчивости и самонадеянности. Особенно мучительно ему было сознавать, что ещё более, чем он сам, переживает Галина. Она всегда воспринимала его ошибки, как свои собственные. Ей было больно не из-за того, что случалось, а из-за того, что это происходило с её Дмитрием, в которого она безгранично верила. И в подобных случаях она стремилась и почти всегда находила причины случившегося в чём-то другом, но не в оплошностях мужа.

Охватившее всех чувство разочарования несколько смягчилось, когда они подъехали к новым домам, стоявшим в двухстах – трёхстах метрах от моря, которое ласково накатывало небольшие волны на отдающий золотистым оттенком берег. Голубизна неба, придававшая поверхности моря цвет сапфира, яркое солнце и свежесть воздуха улучшили настроение всей компании.

Алексей на болгарском языке уточнил адрес у дежурного, сидевшего в небольшом помещении справа от входа в подъезде первого дома. Убедившись, что они прибыли по искомому адресу, Алексей показал дежурному договор на квар-

тиру, представил новых жильцов, попросил выдать ключ от квартиры и пригласить представителя фирмы – собственника дома. Поднимаясь по лестнице, Дмитрий обратил внимание жены и сына на качество строительства.

– У нас, наверное, лет этак через сто научатся так строить, – сказал он скорее всего для того, чтобы хоть как-то реабилитировать себя в их глазах.

– Ну почему, – возразила Галина, – в особняках в Гатчине или на Рублёвке в Москве отделка ещё изящнее и богаче.

– Мам, ты говоришь о виллах олигархов, у которых деньжищ немерено, а отец – о массовом строительстве, – заступился за отца Сергей.

Квартирой они остались довольны. Особенно всем понравился вид, открывшийся с балкона.

– Хочется взлететь и, подобно чайке, парить над морем! – восхищённый увиденной картиной, несколько театрально произнёс Сергей.

Однако приятное настроение у всех быстро сменилось разочарованием, когда они обнаружили, что в доме нет воды. Подошедший представитель фирмы стал с извинениями объяснять, что подвели субподрядчики, поскольку построенный ими водопровод «два дня назад» прорвало, и они обещают его отремонтировать через неделю.

Дмитрий по мобильному телефону связался с офисом фирмы в Питере и в состоянии крайнего раздражения стал выяснять, почему его не предупредили заранее об этом, ведь им была известна дата вылета его в Болгарию. Ему принесли извинения, сослались на нерадивость своего сотрудника, начали заверять, что через неделю все проблемы с водой будут решены. Понятно, его это не удовлетворило. Он пригрозил, что подаст на фирму в суд. Сошлись на том, что в течение недели семья поживёт в отеле, а фирма оплатит расходы за проживание.

– Дима, не расстраивайся, – успокаивающе сказал Алексей, поняв душевное состояние друга. – Через неделю вернёмся сюда. А сейчас поехали в отель. Он здесь недалеко, там очень приличная бальнеология. Я знаком с администратором, он устроит ваше размещение. Возьмёте в аренду машину и недельку поездите по Болгарии, познакомитесь со страной.

– Точно, па-а, мы же всё равно хотели попутешествовать, – поддержал Сергей.

На том и решили. Взяв чемоданы, они направились в отель, который находился в пятнадцати минутах езды. По пути Дмитрий старался не встречаться взглядом с женой. Он чувствовал вину перед ней. Знал, что она не упрекнёт его за этот промах. И от этого ему становилось ещё огорчительней. Он мысленно называл себя «идиотом», «кретином», «лопухом».

Алексей был человеком деликатным, он понимал, в каком положении оказался друг и его семья, и стремился разговором отвлечь всех от грустных мыслей. Рассказывал какие-то весёлые истории, последние болгарские анекдоты. Пригласил поужинать семьями в Бургасе или здесь, в отеле.

Разместившись в гостинице, договорились встретиться с Алексеем в семь вечера в вестибюле и отправиться в Бургас в отель «Болгария», где и поужинать.

Когда Дмитрий провожал друга к машине, Алексей не выдержал и упрекнул его:

– Дим, ты же сам меня всегда наставлял, что надо стараться просчитывать всё наперёд, прорабатывать детали. А в таком серьёзном деле лопухнулся. Неужели тебе трудно было позвонить мне и сказать, чтобы я проверил, что за квартира, какова её готовность к заселению? Болгарские дельцы научились у наших кидать и клиентов, и партнёров. Многие специально привлекают покупателей недвижимости низкими ценами в рекламах.

– И что, наши люди клюют на приманку?

– Ещё как. Мошенники наберут миллионы и бесследно исчезают. То же самое вытворяют и российские фирмы, работающие на рынке болгарской недвижимости. Надо быть предельно осторожным в этом бизнесе. По правде сказать, тебе ещё повезло. Ты отделался незначительной потерей нервов и расстройством Галины и Серёжки. Некоторые наши соотечественники купят здесь квартиры, а дом в течение нескольких лет не сдаётся, чтобы строительной компании не платить налоги.

– Но тогда владельцы квартир не могут из-за этого оформить многократные визы в Болгарию?

– А кого это волнует? Каждый пытается выкрутиться самостоятельно. Ни наше посольство, ни генеральные консульства ничем в этом случае не могут помочь. И никому дела нет, чтобы кардинально поправить положение. Какаято стихия беспредела и мерзости.

– Ты прав. Вина моя. Я думал, что после вступления Болгарии в Европейский Союз такого безобразия здесь нет, – оправдываясь, тихо произнёс Дмитрий. – Если строят, то надёжно, без недоделок и аварий на второй день после сдачи объекта. Ведь деньги гребут немалые. А сегодня я убедился, что наследие социалистического подхода в работе не только у нас остаётся бичом любого производства, но и у новых членов Евросоюза.

– Да кого в Европейском Союзе будет это беспокоить?! – возмутился Алексей. – Текут деньги из России в виде инвестиций и, слава Богу! Вот если бы граждане стран ЕС страдали от этого, то кто-нибудь из депутатов Европарламента давно бы начал дискуссию по этому поводу. А нашим депутатам до этого дела нет. Они с их капиталами не в Болгарии, а на Лазурном побережье или в Великобритании приобретают особняки или дворцы, оформляя их на своих родственников.

– Лёша, спасибо тебе, старина, за поддержку и за встречу, – с теплотой в голосе сказал Дмитрий, обнимая приятеля за плечи. – Честно говоря, я не столько расстроен из-за того, что квартира не готова, сколько возмущён бестолковостью и вопиющим безразличием менеджмента фирмы с громким наименованием Uspech, которое в нашем случае звучит настоящим издевательством… – немного смущаясь, глядя в глаза Алексею, заметил:

– И мне очень неловко перед Галей и Серёжкой. Это я обманул их надежды. Галя никогда не упрекнёт меня за это. Но от этого мне ещё больше не по себе. В течение двадцати трёх лет нашей совместной жизни она столько раз прощала мои промахи и ляпы. И никогда слова упрёка. Её спокойный, сдержанный характер – главная наша семейная скрепа. И сын многое перенял от неё.

– Да, она у тебя – золотой человек, – подбодрил друга Алексей. – И весьма приятной наружности, – весело и многозначительно добавил он.

– Помню, помню… как до нашей женитьбы ты старался завоевать её симпатию.

– Я никогда не скрывал, что она мне всегда нравилась. Не обижайся за прямоту. Это твой главный приз в жизни. И поэтому я очень рад за тебя, старина.

Они обнялись. Алексей сел в машину и, махнув приятелю рукой, нажал на газ.

Разместившись в гостинице и отдохнув после обеда, наши герои направились к бассейну, который находился перед отелем. Только они расположились на шезлонгах рядом с отдыхавшими и спокойно разговаривавшими между собой немцами, ответившими на их приветствие: «Гутен таг!», как тут же появились трое российских туристов. Они явно были навеселе. Громко смеясь над какими-то шутками и не обращая внимания на стоящие у бассейна душевые, дружно бросились с бортиков в воду, обдав брызгами половину присутствующих. Немцы молча собрали свои вещи и удалились в номера. А лихая троица с криками продолжала резвиться в воде, как будто бассейн находился на их собственной даче.

Галина с возмущением бросила: «Нет! Здесь не отдохнёшь! Пойдёмте к морю», – поднимаясь и беря вещи, решительно произнесла она.

Дмитрий и Сергей последовали за ней. Но здесь их ждало новое разочарование. Народу на пляже было так много, что все лежаки и зонты были заняты. Сергей, недолго поплавав вместе с родителями, отправился постигать премудрости виндсерфинга. Наплававшись вдоволь, Галина и Дмитрий решили позагорать на песке. Солнце нагрело его так, что казалось, будто лежишь на раскалённой плите.

– Наконец- то я прогрею свой радикулит, – самодовольно проронил он, устраиваясь поудобнее.

– Хорошо, что ты вовремя заметил стекло, когда заходил в воду, – напомнила ему жена. – Иначе бы так поранил ногу, что до конца отпуска пришлось бы мучиться.

– Даа! Какой-то соотечественник приготовил мне сюрприз! – проворчал он недовольно.

В этот момент до них донеслись слова: «Ну, ты сегодня совсем оборзела, мать!» Это мужчина лет сорока выражал, вероятно, его половине своё недовольство чем-то. Та, в свою очередь, что-то раздражённо бросила ему в ответ. И они быстро стали собираться. Парочка, уходя с пляжа, оставила неубранными на песке пакеты и пару бутылок из-под минеральной воды.

Галина заметила это, когда их соседи уже покинули пляж.

– Неужели трудно было убрать за собой?! – проворчала она. – Ведь мусорный бак находится в десяти метрах.

– Галя! Советую расслабиться и постараться поменьше обращать внимание на поведение наших соотечественников, – решил успокоить её Дмитрий. – Иначе мы не отдох…

Он ещё не договорил фразы, как получил мячом по голове. Этот чувствительный привет был послан группой играющих в волейбол. Их очевидная славянская внешность выдавала в них либо соотечественников, либо ближайших соседей. Тут же раздался дружный смех. А мяч отлетел опять к ним. Видимо, поэтому игравшие посчитали излишним приносить свои извинения потерпевшему.

Вечером, точно в семь, Алексей был в вестибюле гостиницы. Он пригласил друзей в стоявшую на стоянке у отеля автомашину, сел за руль и, отъехав метров пятьдесят, как бы между прочим сообщил:

– Я договорился об аренде на неделю для вас машины. Завтра в десять утра она будет подана к гостинице. Вас ждёт приятная поездка по стране! – с улыбкой проговорил он. – Советовал бы вначале посетить уникальный городок Несебр. Он находится несколько километров севернее. А на следующий день выехать в Пловдив с остановками в Сливене, Стара Загоре и Казанлыке.

Предложение всем понравилось.

– В Несебр мы поедем после обеда, – сказал Дмитрий. – Сегодня мы уже наслаждались купанием в море и загорали.

Галя и я записались на бальнеологические процедуры с утра. А Сергей решил заняться виндсерфингом. В целом нам здесь понравилось.

После краткой паузы с досадой добавил:

– Огорчает поведение некоторых наших соотечественников. Мы заметили, что в отеле преимущественно туристы из России и Германии. Есть небольшое количество из Украины и Белоруссии, если судить по характерному говору. В бассейне, который перед фасадом здания гостиницы, имеются специальные души, чтобы перед купанием люди могли обмыться. Немцы так и делают. А нашим – трын-трава.

С разбега, с криком бросаются вниз головой. Немцы, видимо, поняли, что это обычный стиль поведения русских туристов, и при их появлении стали быстренько покидать бассейн.

– Многие из них почему-то предпочитают почти весь день находиться у бассейна, – с некоторым недоумением заметила Галина, – хотя до моря не более пятидесяти метров.

– Между прочим, Дима, ты затронул серьёзную проблему, – продолжил разговор Алексей.

И гости от него узнали, что в последние годы число российских туристов, прибывающих в Болгарию, значительно выросло. За границей они как-то расслабляются, и весь недостаток культуры в их поведении всем сразу бросается в глаза. Болгары – люди по природе вежливые, спокойные и толерантные. Но от того, что им всё чаще приходится сталкиваться с беспардонным поведением наших соотечественников, у них кончается терпение.

– Мне нередко приходится краснеть, когда кто-то из болгар начинает рассказывать о поведении русских туристов. – Несколько секунд он помолчал, затем с горечью продолжил: «От стыда сгораешь, слушая о «подвигах» сегодняшних российских «героев». Столько крови настоящих русских героев в прошлом было пролито за свободу болгар?! Об этом они помнят всегда с благодарностью! Но сегодня из-за хамства и скотского поведения, по-другому и не скажешь, небольшой части наших туристов постепенно обесценивается то доброе, что веками накапливалось между нашими народами».

Петербуржцы внимательно его слушали, вспоминая отдельные эпизоды такого поведения своих соотечественников. Хотя отель, в котором они проживали, был достаточно дорогой, но и здесь, по словам знакомого Алексею администратора, попадала такая публика, которая у нормальных людей вызывает недовольство и даже возмущение. Иные молодые россияне с вечера напиваются так, что теряют человеческий облик. Услуга «всё включено» не ограничивает проживающих в спиртном. Владельцы ресторанов, стремясь удешевить расходы, ухитряются выставлять такие спиртные напитки, которые тому, кто в них разбирается, и даром не надо. А российские туристы налетают, как с голодного края. Напиваются в стельку. Бывает, обычно при заезде групп или в канун отъезда с вечера начинают веселиться, гудят всю ночь, до утра горланят песни нестройными голосами, не дают другим нормально отдыхать. Дети, не приученные к тому, чтобы аккуратно обращаться с едой, набирают в тарелки столько, что пока дойдут до своего стола, половину растеряют по дороге. Вместо того, чтобы брать нарезанный арбуз специальными вилками, хватают руками. Не понравившиеся куски бросают назад. Видеть такое – большое испытание для нервов воспитанных людей. Петербуржцы были свидетелями, как дети наших туристов обёртки от конфет и мороженого кидают на пол. Так же поступают и взрослые с окурками. На пляжах порой начинают ругаться между собой из-за лежаков или зонтов.

– Сегодня Дима чуть не поранил ногу, когда заходил в море, – с досадой сказала Галина. – Хорошо, что вода была прозрачной, и он вовремя заметил блеснувшее на солнце стекло. Когда стал убирать его, то обнаружил, что это осколки бутылки из-под водки «Зелёная марка». Какой-то наш турист вёз её несколько тысяч километров, чтобы здесь выпить и разбить бутылку для «приятного сюрприза» своему соотечественнику.

– Приходилось слышать и брюзжание наших туристов, впервые побывавших в Болгарии и сравнивающих отдых здесь и в других странах, особенно западноевропейских, – сокрушённо заметил Алексей, – что их не так обслужили, что пляжи не такие чистые, что за зонты и шезлонги дорого берут, что на улицах не убрано. Всё это действительно имеет место. Но надо видеть здесь и другое. В Болгарии русский человек найдёт то, чего нет и не может быть в любой другой стране. В этом случае уместно вспомнить слова кинорежиссёра Александра Довженко: «Двое смотрят в лужу.

Один видит лужу, а другой звёзды».

– Очень верно подмечено! – обронила Галина.

– На фоне спокойного и деликатного поведения большинства других иностранцев бывает неудобно за наших туристов, – огорчённо сказал Дмитрий. – Иные просто «без царя в голове». Рядом с нашим номером живёт то ли русская, то ли украинская пара. Ведут себя так, будто кроме них в гостинице никого больше нет. Либо хохочут, что стены трясутся, либо ругаются так, что через слово мат.

– Вы, наверняка, много раз слышали о находящемся недалеко отсюда курортном комплексе «Солнечный берег»? – предположил Алексей. – Недавно там произошёл неприятный инцидент. Во время шторма на пляже был вывешен красный флажок, означающий, что входить в воду запрещено. Трое пьяных российских туристов, несмотря на это, полезли в море.

– Нашим, как известно, в таком состоянии «море по колено», – вставил реплику Дмитрий.

– Абсолютно точно, – отозвался Алексей. – Спасатель поспешил к ним и начал убеждать, что купаться нельзя. После препирательств они полезли на него с кулаками. Он оказался человеком спортивным и наломал им бока. Так, на следующий день, протрезвев, вместо того, чтобы извиниться за своё недостойное поведение, они пожаловались в полицию. Началось разбирательство. В прессе поднялся шум.

– Иным печатным органам только и надо, чтобы найти чернуху на россиян, – заметил Дмитрий, узнавший эту особенность по своей предыдущей командировке в Болгарию.

– Можете себе представить, какой резонанс здесь это вызвало, и на чьей стороне оказалось общественное мнение! – через мгновение он добавил: «Конечно, такое поведение российских туристов вызывает негативную реакцию болгар. Это отражается и на уровне обслуживания. Им могут подать в ресторанах недожаренное мясо, подгорелые блинчики. Жертвами такого отношения, как правило, оказываются люди поведения безупречного. Некоторые наши соотечественники справедливо замечают, что к российским туристам здесь относятся хуже, чем к туристам немецким или к скандинавам. Хотя поведение некоторых из них ничуть не лучше. Когда слышишь такие упрёки, так и хочется сказать: «А вы добейтесь, чтобы наши вели себя, как ведут себя большинство немцев, тогда и отношение к вам изменится».

– По большому счёту, со всем этим что-то надо делать, – категорично заявил Дмитрий.

– Следует на эту проблему обратить внимание ваших властей, подключить прессу, начать дискуссии на телевидении, – поддержал его Алексей. – Ведь из-за немногочисленных крайне бескультурных российских туристов страдает имидж всего нашего народа. У болгар из-за этого накапливается значительный отрицательный потенциал по отношению к нашей стране, чем не без успеха пользуются те, кто откровенно к ней питает неприязнь.

– Да, я согласен с тобой, – подхватил мысль друга Дмитрий. – Надо всей здоровой части российского общества, кому небезразлично его будущее, серьёзно заняться проблемой культуры нашего народа.

– Надо меньше увлекаться политической болтовнёй и разного рода спекуляциями от культуры, – решительно заметила Галина. – Не заумные передачи типа «Культурной революции» вести на телевидении на отвлечённые темы, а во главу угла поставить вопросы нравственности людей, культуры их поведения, нашей духовности и национальной гордости. Мы сами должны побороть в себе хама.

– Конечно, все те безобразия, свидетелями которых мы являемся, – это следствие тех безобразий, которые творили на протяжении прошлого века и последних двадцати лет над нашим народом. Поэтому воспитанием нравственности и совести людей, от детского сада до преклонного возраста, должны заниматься все институты государства и так называемого гражданского общества. Огромную роль в этом деле призвана сыграть церковь. Ей в этой сложной миссии должны помогать всем миром, а у нас кое-кто из так называемых интеллигентов и некоторые средства печати устраивают нападки на церковь и провокации против неё, – подытожил свою мысль Дмитрий.

Глава 2

Вечер в Бургасе

За разговорами они не заметили, как въехали в Бургас. Алексей повёз гостей в центр города, чтобы показать его достопримечательности. Дмитрий не скрывал, что его приятно удивили чистые улицы, обилие цветовна них, хорошее покрытие на проезжей части, прекрасный и ухоженный приморский парк. По улыбке Алексея было заметно, что такая оценка питерца доставила ему удовольствие. Он не без гордости рассказал, что всё это во многом стало результатом усилий нового кмета (мэра) города.Ему удалось привлечь для благоустройства немалые инвестиции. И городбуквально преобразился за последние два года.

– Откуда он пришёл на эту должность? – полюбопытствовал Дмитрий.

– Из бизнеса. Между прочим, он получил высшее образование в Москве. И хорошо понимает необходимость развития сотрудничества с Россией. Он довольно быстро стал заметной и весьма влиятельной политической фигурой в стране.

– Побольше бы таких людей во власти в вашей стране… Да и у нас тоже.

Между тем машина остановилась у площади, над которой возвышалсявеличественный монумент, увенчанный фигурой советского солдата.

– Это знаменитый памятник «Алёше»? – поспешил показать своюосведомлённость Сергей.

– Точно, Серёга, – подтвердил Алексей, дружески похлопав его по плечу.– Он символизирует болгаро-русскую дружбу. После победы над фашизмом вовсех восточноевропейских странах стали воздвигать памятники, чтобыувековечить подвиг советских солдат. Эта кампания приобрела характермонументальной пропаганды. Мне довелось побывать в столицах всех бывшихсоциалистических стран Европы, и я убедился, что, к сожалению,большинство подобных памятников имеют низкую эстетическую ценность. Намой взгляд, во многих сооружениях подобного рода проявиласьгигантомания идеологов социализма.

– Может быть, это от того, что вся система власти тогда строилась наподавлении психологии людей и их ментальности? – предположила Галина.

– Ты права, Галя, – согласился Алексей. – Мировая история, начиная совремён Древнего Египта, это подтверждает. Чем сильнее была тираниявласти, тем монументальнее архитектура и произведения пластическогоискусства.

– Вероятно, потому люди, выступавшие в начале девяностых годов противсоциалистического режима, вымещали свой гнев на этих памятниках, -проронил Дмитрий.

– Я тоже так думаю, – поддержал его Алексей. – Помните, и в Москвеснесли памятник Дзержинскому, потому что этот деятель был связан сбольшевистским террором. Хотя памятник, как мне кажется, был неплохим,и он придавал законченность всей архитектурной композиции площади.

– Всегда считал и считаю, что сносить памятники – это чистой водывандализм, – высказал свою точку зрения Дмитрий.

– В этом я вижу протест не против культуры, а против идеологии. Поймитеменя правильно, – сказал Алексей, – я никоим образом не оправдываю тех,кто это делает. И здесь, в Болгарии, как только повышается градусполитической борьбы, так определённые силы начинают атаку на монументСоветской Армии в Софии, или на памятник «Алёше» в Пловдиве, или наэтот, в нашем городе. Другая часть общества, которая смотрит на прошлоесвоей страны не сквозь чёрные очки, выступает в защиту этих сооружений…Этот памятник тоже кое-кто пытался осквернить. Даже выступали за егоснос. Но разум возобладал. Здоровые силы в городе защитили его. А присодействии городских властей и почётного консула России Тонки Фотеванекоторое время назад он был капитально отреставрирован. Кстати говоря,Тонка является главным организатором у нас ежегодных Дней российскойкультуры. Символично, что они проводятся во время майских праздников.

Он указал на пешеходную улицу, идущую от площади, на которой онинаходились:

– Эта улица называется Александровская в честь Александра Баттенберга.Некоторые считают, что она носит имя царя Александра Второго. Что характерно, при всех политических переменах в Болгарии памятники,посвящённые русским воинам времён русско-турецкой войны, которую здесьназывают Освободительной, никогда не подвергались нападкам. Непереименовывались ни улицы, ни населённые пункты, названные именамирусских военных, политических или общественных деятелей того периода. А их по всей стране огромное количество. Во всех городах, в которых побываете, вы сможете в этом убедиться.

Далее Алексей познакомил их с кафедральным собором святых Кирилла и Мефодия, находящимся на одноименной площади. Они поставили свечи и полюбовались прекрасными фресками и резным иконостасом редкой красоты.Затем осмотрели останки средневековой крепости Порос, которая связана спобедой над византийцами в 1304 году, одержанной армией болгарскогоцаря Фёдора Святослава Тертера.

Когда подъехали к гостинице «Болгария», Галина первой заметила женуАлексея Янку, с которой они были уже знакомы: она с мужем много разбывала у них в гостях.

– Красивая девушка рядом с Яной – это твоя дочь? – желая сделать Алексею приятное, поинтересовалась Галина.

– Да, это Славена, – горделиво ответил Алексей.

– Она ровесница Сергеяи так же, как он, учится в университете.

После взаимных приветствий они вошли в просторный холл гостиницы истали подниматься по лестнице в ресторан. Сергей шёл рядом с девушкой ипоймал себя на мысли, что не знает, с чего начать разговор. Она емусразу понравилась. Её статная фигура, миндалевидный разрез глаз,волнистые тёмные волосы, собранные в тугой узел, вызывали ассоциацию сантичными греческими скульптурами. Молчала и Славена, стесняясьзаговорить с ним по-русски. Наконец, поборов смущение, она спросила,понравился ли ему город.

– Да, всё, что нам удалось посмотреть, мне очень понравилось, – обрадовался Сергей началу разговора.

– Я не ожидал увидеть в приморскомпарке, кстати, очень красивом, скульптуру Пушкина. Она мне напомнилазнаменитую скульптуру Михаила Аникушина на Площади Искусств в нашемПетербурге.

Помолчав немного, добавил:

– Наверное, потому, что я человек, родившийся в северной стране, оченьпроникся тёплой, спокойной и размеренной атмосферой вашего города.Такая атмосфера располагает к задумчивости и лирике. Вероятно, от тогостихи Пушкина, написанные им на юге, наполнены особой поэтикой, котораяизлучает аромат южных ночей.

– А меня привлекают своей загадочностью и высокой ритмичностью большие города. Я пока ещё не побывала в Санкт-Петербурге. Но папа и мама часторассказывают о нём. Вы же знаете, что они учились там. У нас много фотографий, альбомов и видеофильмов. И мне кажется, что я хорошо знаю ваш город и заочно влюбилась в него.

– У вас прекрасный русский язык. Где вы так хорошо научились ему? -сделал он комплимент девушке.

– Это заслуга папы. Он заставлял меня с малых лет говорить по-русски. С этой же целью и мама часто переходила на русский. А когда я подросла, то пошла в русскую школу. В нашем городе она очень популярна, и тамхороший уровень преподавания на русском.

– А мои родители с малолетства учили меня английскому. В школе я брал дополнительные уроки. И сейчас довольно прилично говорю по-английски.

– Английский я тоже изучала в школе… и с репетитором. И сейчас, помимо учебной программы в университете, занимаюсь языком дополнительно.

За столом в зале ресторана их разговор всё более приобретал непринуждённый характер. Сергей рассказал несколько последниханекдотов, услышанных им от своих приятелей перед поездкой в Болгарию. Реакция на них Славены не оставила у него сомнений в её хорошем чувстве юмора.

Сергей давно заметил, что хороший анекдот или удачно сказанная шутка помогают завязать разговор, особенно с новыми знакомыми. Он также сделал вывод для себя, что иные рассказчики анекдотов, пытаясь придать им дополнительную цветистость или стремясь себя повыгоднее представить посредством своего анекдота, начинают подчёркивать в нём какие-нибудь детали, тем самым смазывают его юмористическую ценность. Он научился рассказывать анекдоты или шутливые истории кратко, акцентируя вниманиена самой их сути, без излишеств.

Видимо, чтобы ответить взаимностью и показать свою продвинутость в этом жанре, Славена, в свою очередь, рассказала пару свежих болгарских анекдотов. Сергей, к своему удивлению, обнаружил в них сюжетную близость с русскими. Разница была лишь в болгарских именах персонажей или в названиях мест, в которых разворачивалось то или иное действие.

– Удивительно, Славена, – поделился он своим открытием, – благодарявашим анекдотам я заметил, что у наших народов одинаковое отношение к тому, что мешает людям нормально жить и от чего они хотели бы избавиться.

– И как похожи наши и ваши политики и нувориши своей тупостью иалчностью, о которых говорится в анекдотах, – продолжила она его мысль.– Хорошо, что и у нас, и у вас люди ещё не потеряли оптимистического отношения к жизни.

– Иногда сама жизнь преподносит такие случаи, которые народ сразу жеподхватывает как анекдот. Расскажу вам не анекдот, а по-настоящемуюморной случай, который произошёл на юбилейном вечере нашего замечательного поэта Андрея Дементьева. Вечер вёл Иосиф Кобзон. В зале он увидел несколько известных у нас главных редакторов газет и владельцев крупных компаний. Он по одному пригласил их выйти на сцену. Когда они вышли, Кобзон увидел в зале Горбачёва, пригласил и его. Горбачёв поднялся на подиум и, видимо, решив продемонстрировать своёумение удачно пошутить, сказал: «Иосиф, ну, у каждого из них (смягчая, как всегда, букву «г» и жестом показывая на стоявших рядом с ним) есть либо газета, либо компания. А у меня-то ведь нет ничего». Кобзон тут же в микрофон парировал: «Михал Сергеевич, у вас всё было». Зал, буквально, покатился от смеха.

Славена и слушавшие рассказ Сергея родители дружно рассмеялись.

– Кобзон у нас очень популярен, – заметил Алексей.

– Недавно он выступал в нашем городе по случаю Дня Победы. И только вышел на сцену, зал встал и устроил ему овацию. И это повторялось почти после каждой исполненной им песни. В конце своего выступления он начал на болгарском языке популярную у нас песню Эмила Димитрова «Моя Болгария». Весь зал пел с ним эту песню с начала и до конца. Потом долго не смолкали аплодисменты.

После краткой паузы Алексей добавил:

– Мне кажется, что политики не учитывают, что талантливые артисты и деятели науки и культуры могут сделать для российско-болгарских отношений намного больше, чем все ваши и наши дипломаты.

Славена, обратившись к Сергею, сказала:

– Мне очень нравится стихотворение Андрея Дементьева, в котором онутверждает:

Никогда ни о чём не жалейте вдогонку,
Если то, что случилось, нельзя изменить…

Сергей подхватил эти слова и вполголоса, наклонившись к ней так, чтобымузыка оркестра его не заглушала, стал читать стихотворение:

Пусть другой гениально играет на флейте,
Но ещё гениальнее слушали вы,– закончил он с обаятельной улыбкой.

Заметив в её глазах некоторое удивление, Сергей произнёс:

– В отличие от многих наших современных поэтов его поэзию отличает высокий интеллект, отсутствие истеричности, подлинная, а не показная гражданственность и тонкий лиризм.

Славене захотелось показать Сергею и свою любовь к поэзии. Она спросила, хотел бы он послушать, как звучат болгарские стихи. Он сготовностью согласился.

– Я прочту вам стихотворение нашего поэта из Бургаса.

Его имя Христо Фотев.

– Ваш отец рассказывал о почётном российском консуле, у которого такаяже фамилия. Они – братья?

– Нет, однофамильцы. В Болгарии стихи Христо Фотева очень популярны. Недавно, к сожалению, его не стало. Это – большая потеря для нашей литературы.

Так же, как Сергей, она вполголоса, наклонившись к нему, с чувством произнесла:

Колко си хубава! Господи, колко си хубава!
Колко са хубави ръцете ти.

И очите ти колко са хубави! –

И перевела ему эти слова:

– Господи, насколько ты прекрасна! Насколько прекрасны руки твои! Исколь прекрасны глаза твои!

Переводя каждое предложение, она прочитала всё стихотворение и задумалась. Сергей, взяв бокал с вином, предложил:

– Давайте, не чокаясь, как это принято, выпьем за светлую память вашего замечательного поэта Христо Фотева и за его прекрасные стихи.

Славена с благодарностью посмотрела на него и пригубила вино.

– Надо очень любить, чтобы найти такие проникновенные слова о своей любимой, – сказал он.

– Да, это стихотворение он написал о женщине, которую очень любил… У нас, в Болгарии, молодёжь почему-то почти не читает стихов, -посетовала она.

– Ещё реже их знают наизусть. И в школе этому не уделяют должного внимания. А ведь помимо эстетического наслаждения, поэзия учит пониманию законов красоты, восприятию прекрасного.

– То же самое и у нас, – в тон девушке ответил Сергей. – Думаю, это общее явление и для других стран. Вообще, с появлением телевидения, а впоследнее время и Интернета люди повсюду всё реже и реже обращаются ккнигам.

– Я согласна с вами, Серёжа. Можно мне вас так называть?

– Ну, конечно. Я предлагаю перейти на «ты», если вы не возражаете?

– Нет, не возражаю. Только при родителях не будем пить «на брудершафт», как это принято у вас в России, – усмехнулась она. – Мне папа об этом рассказывал.

– Согласен. Надеюсь, у нас будет возможность сделать это в другой раз.

Славена ничего ему не ответила, лишь улыбнулась.

– А как я могу для краткости вас называть?

– Родители меня называют Слави, – ответила она.

– Сла-ви, – протяжно произнёс он, – звучит красиво и гордо. Давай поднимем бокал и за это, – предложил Сергей.

Чокнувшись, они выпили.

– Наверное, помимо появления новых средств коммуникации, – продолжила она начатую тему, – есть и другие причины понижения интереса людей к чтению, особенно поэзии.

– Ты права. В нашей стране это происходит от того, что вся сфера культуры коммерциализировалась. Да и у вас, пожалуй, как и в других европейских странах, то же самое.

– Коммерция всегда сопутствовала культуре. Лучшие произведения литературы и искусства были созданы под заказ.

Например, картины Рафаэля и Леонардо да Винчи, скульптуры Микеланджело, его фрески в Сикстинской капелле, романы Достоевского, пьесы Чехова.

– Тогда запросы у людей были другими. Более духовными, что ли? Сейчас повсюду видим падение нравственного и культурного уровня. В нашей стране это особенно заметно в поведении молодёжи.

– И у нас жертвой массовой культуры, или, как мы это называем, «чалги», становится молодёжь.

– «Чалга» как переводится? – поинтересовался Сергей.

Славена попросила отца помочь с переводом. Он подсказал, что по-русскиэто означает «попса».

– О, как точно, – обратилась она к Сергею. – По-другому и не скажешь. В этом слове звучит пренебрежение и даже издёвка. Действительно, речь ведь идёт не об искусстве, а о его подделках. Я у кого-то читала, что яркая и даже гениальная поэзия, как и произведения в других жанрах искусства, появляется тогда, когда общество переживает духовный подъём.

– Это верно, – подхватил он её мысль. – Золотой и серебряный век русской литературы подтверждают справедливость этого вывода. После победы над Наполеоном, побед русского оружия в русско-турецких войнах вдевятнадцатом веке, во время и после Великой Отечественной войны, впериод так называемой оттепели в шестидесятых годах прошлого века, -всегда, когда народ переживал духовный подъём, то в нашем искусстве появлялись такие творения, которыми мы гордимся до сих пор.

Помолчав, с нотками сожаления произнёс:

– Но почему сейчас, когда нет тирании, есть свобода слова, в искусстве нет по-настоящему ничего великого?

– Я не раз задумывалась над этим. Однажды задала этот вопрос на поэтическом вечере во время фестиваля «Славянское объятие», который впоследние годы проходит у нас на Черноморском побережье в дни славянской письменности и болгарской культуры, нашей выдающейся поэтессе Елке Няголовой. Она инициатор и главный организатор этих фестивалей и возглавляет Международную славянскую академию литературы иискусства. И знаешь, как она ответила? … Заметив его неподдельный интерес, продолжила:

– Она сказала, что все страны, в том числе и Болгария, переживают духовный кризис. Этот кризис стал следствием распада прежней цивилизации. А распад повлёк за собой упадок творческих сил всего общества, в том числе и деятелей искусства, большая часть которых вновых социальных условиях влачит жалкое существование и озабочена не проблемами творчества, а прежде всего тем, как выжить физически. Втакие периоды в обществе набирают силу не центростремительные тенденции, как во время подъёма, а центробежные. Творческая энергияослабевает. Высокое искусство, поэзия становятся не востребованными.

– Интересная точка зрения, и она многое объясняет, – согласился Сергей.

Решив блеснуть своим увлечением историей, он сказал:

– У нас был учёный-историк Лев Гумилёв, который посвоему развил теорию этногенеза. Разные стадии в истории народов он объяснял состоянием коллективной энергии. Когда в том или ином субэтносе становится малоколлективной энергии, то происходит надлом этногенеза. Только в годы коллективного подъёма в обществе происходит нарастание духовных сил. А когда наступает фаза надлома или распада, то повсюду появляются люди вялые, инертные или, как он их называл, «непассионарные».

– Я читала об этом. Он сын Анны Ахматовой и Николая Гумилёва. Пожалуй,он сам был личностью пассионарной. Дважды оказаться жертвой НКВД, отсидеть в ГУЛАГе много лет, не потерять человеческого достоинства и создать оригинальную научную теорию. В этом смысле его судьба похожа на судьбу Солженицына.

Тем временем их родители были заняты своими разговорами. Алексей направах хозяина завладел вниманием Галины и Дмитрия. Они с интересом слушали его рассказ о последних событиях на нефтехимическом предприятии, где он много лет работал. Было очевидно, что емудоставляло удовольствие говорить о достижениях комбината, который какбудто переживает второе рождение.

По его словам, сейчас это одно из самых передовых производств в отрасли не только в Европе, но и в мире. За последние пять лет прошла егокоренная реконструкция. Недавно запущен единый компьютерный центр, который управляет всеми технологическими процессами. Инженеры операторы на своих мониторах наблюдают за ходом всего производства и при необходимости дистанционно корректируют его. Благодаря новейшему высокотехнологичному оборудованию удалось свести к минимуму экологические погрешности. Теперь атмосфера вокруг предприятия почистоте отвечает самым высоким стандартам. А территория самого предприятия напоминает сцену из научно-фантастического фильма. Всё функционально, чётко распланировано, а между отдельными производствами– газоны и цветники.

– Наверное, руководитель у вас хороший профессионал и дельный организатор, – высказал предположение Дмитрий.

– С руководителем нам как раз и повезло, – горделиво ответил Алексей, сделав ударение на последнем слове. – До прихода к нам на комбинат он несколько лет работал по направлению нашей головной российской компаниив Штатах на одном из её производств. Многое из американских методов управления он настойчиво внедрял здесь. Все сразу почувствовали разницу с прежним руководителем, у которого был матерно-авторитарный стиль управления, как при социализме.

– На наших предприятиях так и сейчас управляют, – заметила Галина.

– Да, от этого достижения славной советской эпохи мы не скоро избавимсяс нашей-то культуркой, – добавил Дмитрий.

– Так вот, его чёткость, деловитость, нацеленность на достижение конечного результата наиболее эффективными методами, – продолжал с прежним подъёмом Алексей, – быстро завоевали ему авторитет всегоколлектива. Конечно, не обошлось и без потерь. Внедрение новой высокопроизводительной техники, передовых методов управления, ликвидация ненужных подразделений повлекли за собой значительное сокращение штатов. Вот здесь и проявилось главное отличиесоциалистических и капиталистических методов хозяйствования. Пострадали, прежде всего, люди с низкой квалификацией. Наш директор этопонимает и старается максимально смягчить последствия этих перемен.

– А в каком он возрасте? – поинтересовалась Галина.

– Я ожидал, что вы спросите об этом. На удивление, молодой, – ответилАлексей. – Ему было немного за тридцать, когда он к нам пришёл.Некоторые даже ожидали, что он не справится с таким предприятием. Авышло всё наоборот.

– Я думаю, ваш директор и такие, как он, – настоящие

«герои нашего времени». Давайте выпьем за него, и чтобы у нас былобольше таких, как он, – поднимая бокал, предложил Дмитрий. – На такихлюдях Россия держится.

Все дружно его поддержали. Поставив бокал, Дмитрий продолжил:

– Вот о каких людях нашего бизнес-сообщества надо рассказывать всредствах массовой информации. Вот с кого нашей молодёжи надо братьпример и с кого она должна «делать жизнь».

– А у нас, – развила мысль мужа Галина, – почти все телевизионные программы только и говорят о тех, кто устраивает куршевельские оргии, или о том, кто из олигархов какой дворец или спортивный клуб купил заграницей. Либо в погоне за так называемыми рейтингами наперебой спешат поведать о том, кто из так называемых «звёзд» кому изменил, с кем разошёлся, сколько истратил на очередной юбилей.

– А сериалы телевизионных фильмов, похожие, как две капли воды, друг надруга, давно превзошли по количеству убийств и изощрённых издевательствнад людской плотью голливудские «шедевры», – добавил муж.

– Абсолютно с вами согласен, – отреагировал Алексей. – И наши СМИ вместо того, чтобы на этом примере и подобных ему учить болгарскую молодёжь, как добиваться успеха в бизнесе и в жизни, одержимы какой-то паранойей… Недавно в одной из газет в развязной манере, свойственной несерьёзному изданию, а бульварной листовке, сообщалось о праздничномвечере нашего коллектива во Дворце культуры.

Слушая Алексея, Галина время от времени бросала взгляд на молодую пару,увлечённо беседующую о чём-то своём. Ей импонировало, что сын довольно быстро нашёл тему разговора, заинтересовавшую его новую знакомую,которая Галине сразу понравилась.

– Автор репортажа, – с огорчением проговорил Алексей, – не имея должного профессионального уровня и не знакомый с нашим производством,в своём стремлении очернить праздник почему-то позволил себе издевательский тон в отношении выступавших артистов и их репертуара. Кстати, хорошо принятых залом. Говоря о директоре, зачем-то приплёл Брежнева, Живкова и КГБ, во времена которых он был почти в младенческом возрасте. Такие публикации не тему раскрывают, а скорее свидетельствуют о комплексе неполноценности их авторов.


Удивительно то, – вступила в разговор Янка, – что наши газеты практическиникогда не дают позитивных материалов об этом крупнейшем и самомпродвинутом производстве на территории Болгарии. И это при том, что онодаёт существенную долю в бюджет государства.

– Характерный пример, – беря инициативу вновь в свои руки, продолжил Алексей. – Не так давно в порт Бургаса на специальных судах из Италии были доставлены два гигантских реактора для гидрокрекинга переработки тяжёлых остатков. Вес каждого из них превышает полторы тысячи тонн. Длина –шестьдесят метров, а высота почти как трёхэтажный дом. По городу никогда неперевозили столь сверхгабаритных грузов.

Он говорил так красочно, что перед мысленным взором Дмитрия и Галины явственно возникла картина уникальной по своей сложности операции, разработанной инженерами предприятия совместно с техническими специалистами из Италии и Германии, чтобы доставить реакторы на площадку монтажа. Они представили, как по узким улочкам медленно движется самоходная платформа,изготовленная в Германии.

– Чтобы запечатлеть эту беспрецедентную акцию, впервые проводимую в нашем городе, прибыла даже творческая группа известного в мире телевизионного канала «Дискавери». Ведь не могут же с неба спускаться такие установки напредназначенное им место! Казалось бы, патриотически настроенные журналисты должны были с гордостью подавать такой материал. А знаете, как отреагировала наша пресса? Почти все газеты акцент сделали не на том, как блестяще коллектив инженеров решил сложнейшую техническую задачу, а на том,что кое-где пришлось обрезать несколько деревьев и где-то не выдержала тротуарная плитка.

– Хотя, – дополнила рассказ мужа Янка, – мэр города в своём интервью сообщил, что фирма, осуществлявшая трансфер, заранее внесла пятьсот тысяч левов в качестве банковской гарантии на случай повреждения инфраструктуры при транспортировке реакторов… В упомянутой Лёшей статье не названо ни одно имя тех, кто разработал и осуществил эту сложнейшую операцию.

– Какое-то провинциальное мышление у журналистов, граничащее с примитивизмом, – заметил Дмитрий. – Это, конечно, от того, что им действительно не хватает профессионализма. Его недостаток они пытаются компенсировать своими поверхностными, в большинстве случаев слабыми репортажами, подаваемыми в развязно-ироническом или сенсационном ключе, спомощью «жареных» фактов. Нам такое знакомо по нашей прессе, потому что темже недугом страдает, как правило, и наша журналистика.

– Но всё же чем объясняется такая неприязнь журналистов к этому предприятию? – с искренним удивлением уточнил Дмитрий.

– Да, тем, что оно принадлежит российской компании, – поспешила удовлетворить его интерес Янка. – А как говорят в Одессе: «Кто девушке платит, тот её и танцует».

– Слушайте, мальчики! – решительно заявила Галина. – Проблемы, конечно, серьёзные. Но мы же собрались не на производственное совещание. Давайте танцевать!

– Да, извините, – тут же откликнулся Алексей. – Увлёкся я. Но очень хотелось высказать всё, что наболело. – И тут же обратился к ней:

– Галя, позволь пригласить тебя на танец. Дим, ты же не возражаешь?

– Конечно, нет. Я с удовольствием приглашаю Яну.

Повернувшись к Сергею и Славене, предложил им последовать примеру родителей. Сергей, как будто, ждал этого.

– Можно? – вставая из-за стола и галантно протягивая руку Славене, пригласил он.

Славена с улыбкой последовала за кавалером. Это был медленный танец. И когда в ходе танца колено Сергея случайно коснулось ноги партнёрши, то ему показалось, что между ними прошла электрическая искра. Позже он многократно вспоминал своё ощущение. И каждый раз воспоминание доставляло ему некоторое волнение.

Родителям было приятно их увлечённое общение, будто они были знакомы ужемного лет.

– Какая могла бы быть замечательная пара! – показал Галине взглядом на нихАлексей.

– По всему видно, что они понравились друг другу, – ответила она.

– У Сергея есть девушка?

– Да, он встречается со своей сокурсницей. Но никогда нам не говорил освоих планах. Через год он завершает учёбу в университете. Мы его неторопим с женитьбой. И он нам ничего не говорит об этом.

За Славеной ухаживает тоже сокурсник. Но по всему видно, что она им неочень увлечена. Признаюсь, нас с Яной волнует, каков будет её выбор.

– И мы с Димой часто говорим о том, какую половину найдёт себе Сергей. Он познакомил нас со своей девушкой. Её зовут Светлана. Внешне она очень привлекательна. Стройная блондинка. Но какой она будет женой, матерью их озяйкой?

– В молодые годы это не очень-то заботит. Большинство парней и девушек поглощены чувством любви или чисто физической страстью и редко задумываются над будущим… Сумеют ли они сохранить свои чувства, столкнувшись с суровой жизнью? – посетовал Алексей.

Когда повеселевшая компания покинула зал ресторана и выходила из гостиницы, Алексей сообщил, что заказал такси до их нового дома. Он предложил через день, в уикенд, поехать в Сливен семьями. Предложение всем понравилось.

По пути домой Сергей первым заговорил о своём впечатлении от вечера:

– Какая милая и дружная семья! Я не ожидал такого блестящего русского языкаот Славены и её широкой эрудиции. У меня такое ощущение, что с ней мы знакомы уже много лет.

– Это, конечно, заслуга прежде всего её родителей, – убеждённо сказал Дмитрий. – Они постарались передать ей все лучшие свои качества… Можно позавидовать тому, кто станет её мужем, – глубокомысленно добавил он.

– О, как глубоко пашет отец! – пошутил Сергей.

– Папа прав, – вступилась за мужа Галина. – Молодёжь сейчас не очень-то задумывается над тем, как будет строить свою семейную жизнь. Поэтому и растёт число так называемых гражданских браков, увеличилось количество разводов… А сколько брошенных детей?!

– Да, да, вы правы. Будем считать, что моя шутка была неуместной, – тоном примирения произнёс Сергей.

Далее они молча ехали до отеля, каждый переживал эпизоды минувшего вечера.

Ночью Сергею приснилась Славена, входящая в море. А он, устремившись за ней, пытался вплавь догнать её. Но она стремительно удалялась и вдруг, превратившись в лебедя, взмахнула крыльями, взлетела в небо и скрылась за горизонтом.