Одержимый любовью к родине. Калина Канева

BG diaspora.
Культурно-просветительская организация
болгар в Москве.

Девиз
Наша цель – поиск добрых сердец и терпеливых воль, которые рассеют навязанный нам извне туман недоверия и восстановят исконную теплую дружбу между нашими народами в ее подлинности и полноте.
януари 2021
П В С Ч П С Н
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Одержимый любовью к родине. Калина Канева

В редакционном блоке Кирилло-мефодиевской газеты “О буквах – О писменехь” неизменно указывается имя Веселина Йосифова с добавлением – “основатель издания”, выходящего с 1979 года. Две круглые даты – 100-летие со дня рождения (21.06.1920 г.) и 30-летие его кончины (03.09.1990г.) возвращают нас с чувством глубокого уважения к образу одного из многочисленных радетелей болгарского слова и дела, который, хотя и позабыт сегодня, глубоко возделывал духовную ниву Болгарии. А, как мы знаем, глубокая пахота даёт хорошие плоды.

Не буду перечислять книги литератора, писателя, публициста Веселина Йосифова, его должности, звания и награды. Любопытным поможет интернет. Не буду вдаваться в подробное жизнеописание пятнадцатилетия, во время которого я работала под его руководством как главного редактора изданий “Антени”, но не могу миновать этот самый важный отрезок жизни, о котором я, и многие другие вспоминаем с благодарностью и ностальгией. Здесь уместны слова Черноризца Храброго, сказанные им в адрес Первоучителей: “Ещё живы те, кто их видели”. Да, мы живы еще – одни с почитанием, другие – недолюбливывшие его, но все его помнят, как личность нестандартную, с завидной эрудицией и публицистическим талантом, с бурным, клокочущим темпераментом. Любая интересная мысль, предложение, поступок его воодушевляли. Он реагировал молниеносно и действенно. Был готов помочь, поддержать, сделать это со всей своей энергией и даже личными “связями”. Но с той же силой был непримирим и гневен ко всему, что выходило за шкалу его духовных ценностей, за пределы здравого смысла. Иногда был поспешен. И остёр на язык. Его слова обжигали и часто обращались против него самого…

Был 1974 год. Я только что поступила на работу в “Антени”. Поднимаюсь по лестнице в редакцию на ул. “Хан Крум” 12, с третьего этажа спускается главный редактор. Указательным пальцем делает поучительный жест: это была его манера – и говорит: “Важно не присутствие в редакции, а на страницах газеты!” Боже! Перед глазами словно блеснул свет! Предстоял путь без канцелярщины и фальши… Прошло известное время и вновь, при встрече со мной шеф как- то по-отечески спросил как у меня дела? Привыкла ли уже? Удивлённая такой заботой, не знала, как ответить подобающим образом, и прибегла к выражению, только что прочитанному в интервью турецкого писателя Назыма Хикмета. На вопрос “ Что такое счастье?”, он отвечал: “Счастье, когда утром очень хочется на работу, а вечером очень хочется домой”. И добавила: “Мне очень хочется на работу”.

Так и было в действительности. Я попала в настоящий оазис добротворства и доброжелательности. Эта атмосфера утверждалась и поддерживалась главным редактором и его помощниками. Это чувствовалось даже между строк газеты и журнала, которые превратились в наиболее читаемые – краденные! – (из-за отсутствия достаточного тиража), в которых свободно, смело, честно и талантливо отражалось добро и зло в нашей непрерывно сложной действительности. Велась борьба за истину, знания и моральные ценности. Высокие критерии Веселина Йосифова в публицистике не допускали компромиссов. Он подтверждал силу и красоту слова и в личных своих произведениях, в постоянных рубриках, которые вел: “От среды до среды” в “Антени” и “Приписка сегодняшнего болгарина” в Кирилло-мефодиевской газете “О буквах – О писменехь”.

Если одним словом попытаться определить человеческую, творческую и общественную сущность Веселина Йосифова, то это будет БОЛГАРОЛЮБИЕ.

Однажды я увидела его мать – бабушку Жечку. Она сидела тихонечко, ненавязчиво в приёмной его кабинета в редакции. Слабенькая, высушенная годами, с умным взглядом и кроткой улыбкой. Её темпераментный сын выскочил из кабинета и, увидев её, сразу притих, как непослушный ребёнок перед строгим родителем… Стал другим. Тогда я подумала с каким-то потрясением: вот кто воспитал этого неукротимого патриота! Как он гордился своим родовыми корнями, своими родственными связями со старозагорским бунтарём Кольо Ганчевым, который попросил сестру принести ему белую рубаху и скрипку, и перед тем как турки набросили ему на шею петлю сыграл на скрипке “Марсильезу”. Не потому ли он был так одержим Отечеством? И ещё в первом номере одного из наиболее важных своих дел, осуществляемых командой из газеты “Антени” во главе с Илией Пехливановым, а именно: создание Кирилло-мефодиевской газеты “О буквах – О писменехь”, в программной статье он провозгласил, что самый прямой путь к будущему проходит через прошлое! Радовался неимоверно всякому новому открытию в области болгаристики, всякому доброму слову и мысли, сказанным нашими и зарубежными корифеями. Встречался и поддерживал живущих творческих деятелей, делал достоянием гласности их позиции не только через свои издания и своё творчество, но и посредством широкой журналистской среды. Лично организовывал и сопровождал на встречи с министром культуры Георгием Йордановым и с самим Тодором Живковым ведущих учёных и писателей. Осуществлялись многие из зародившихся в редакционном кругу “Антени” идеи: такие как возрождение Дня будителей, поддержка бессарабских болгар, восстановление мурманскими писателями праздника Первоучителей Кирилла и Мефодия в Советском Союзе и т. д. и т. п.

У меня сохранилась магнитофонная запись одной знаменательной встречи в Союзе болгарских журналистов (1 октября 1978 г.) с академиком Дмитрием Лихачёвым. После вручения ему Веселином Йосифовым, тогда он был председателем Союза, почётного знака “Золотое перо” за высокие достижения в научной публицистике, он назвал его перед журналистской гильдией “представителем русской и мировой славистики, последовательным защитником научной объективности, человеком с характером”, мудрецом и болгарофилом. В интересной беседе Йосифов темпераментно поднимал вопросы, которые по существу концентрировано выражали его собственное верую. Давайте вспомним такой фрагмент: “Ещё при первом знакомстве с творчеством академика Лихачёва меня поразил его подход к вопросам, по которым мы спорили с теми, которые недооценивали культурно-историческую роль Болгарии. Речь шла о староболгарской литературе и культуре. О том, что она не просто перевод, не просто трансляция с греческих и византийских источников на болгарский язык, а настоящий творческий подвиг нашего народа. Даже академик Лихачёв называл это “чудом”. Разве этому нет исторического объяснения? Болгария – эта маленькая, только что созданная держава (тогда ещё не было нации), достигла очень рано осознанной необходимости иметь свою письменность, свою литературу. И даже в переводах староболгарская литература отличается своеобразием мышления, своей образной системой. Староболгарская литература является не просто мостом, по которому древняя цивилизация приходит в Европу, а превращается за короткое время, только за несколько десятилетий, в центр создания европейской и общеславянской цивилизации. В чем состоит это “чудо”?

Академик Лихачёв подробно ответил, пояснив, что “соль” состоит в следующем: “Какой была культура болгарского народа до появления этих переводов, чтобы передать и воспринять столь отвлечённые, сложные философские понятия – вот это для меня и есть одно из самых больших чудес, которое необходимо все более и более изучать”.

И ещё добавил Лихачёв: “Староболгарская литература отличается своей открытостью. Она не ограничивается своей национальностью… Если культура существует только для себя и сама себя возвеличивает, она себя удушает, не может просуществовать долго”. (Жаль, что современные политики не интересуются предостережениями учёных…).

Во время посещения редакции газеты “Антени” академика Лихачёва попросили написать автограф на только что вышедшем из печати третьем номере Кирилло-мефодиевской газеты. Вот что он написал: “Какой бы ни была судьба “О буквах”, то, что уже сделано вышедшими номерами, останется навсегда в истории болгарской культуры”, Д. Лихачёв 27.V.1980.

Только за то, что Веселин Йосифов создал и отстоял Кирилло-мефодиевскую газету “За буквите – О писменехь”, он навсегда останется в анналах болгарской культуры. Издание продолжает следовать самым прямым путём к будущему – от прошлого и настоящего в жизни на болгарской земле.

Одержимый любовью к родине, он верил, что “духовная история вдохновленного болгарского народа никогда не будет в застое”.

Перевёл с болгарского языка Анатолий Щелкунов