Последние годы жизни генерал-фельдмаршала Иосифа Гурко

BG diaspora.
Культурно-просветительская организация
болгар в Москве.

Девиз
Наша цель – поиск добрых сердец и терпеливых воль, которые рассеют навязанный нам извне туман недоверия и восстановят исконную теплую дружбу между нашими народами в ее подлинности и полноте.
януари 2021
П В С Ч П С Н
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Последние годы жизни генерал-фельдмаршала Иосифа Гурко

Публикуем фрагмент Книги Н. Воробьевой „Фельдмаршал Гурко. От Дуная до Варшавы“.

Последние годы жизни генерал-фельдмаршал российской армии Иосиф Гурко, кавалер ордена Св. Андрея Первозванного, почетный член Николаевскойакадемии Генерального штаба, почетный казак станицы Павловской, 1-говоенного отдела Оренбургского казачьего войска провел вдали от государственной и военной деятельности в любимом им Сахарово.

Здесь 15 (28) января 1901 г. в возрасте 72 лет окончился земной путь генерала. «То был деятель, по делам и подвигам, им совершенным, каких нынене остается более, и дай Бог, чтобы на Руси вновь когда-нибудь появилсядругой такой, ему равный… – писали «Московские ведомости» в те дни. -Много венков сложено было на могилу доблестного и славного фельдмаршала в тихом, уединенном Сахаровском парке. Есть – золотые, есть серебряные, высокохудожественные, есть скромные, есть из живых цветов, есть из дуба, есть из лавра. Надписи на них гласят и о признательности целого Болгарского народа, и о том, что он был начальник властный и снисходительный, вождь победитель, принесли венки войска, которые он в бой водил, его, дорогой ему, 14-й стрелковый полк, части, которыми он командовал, где служил,которые подготовлял. Все надписи на венках только в слабой степени передаютего доблести и достоинства. Достоин он венков полководца, венка государственного деятеля»578.

По поручению князя Болгарии Фердинанда из Софии в Петербург прибыла депутация бывших ополченцев, во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. служивших под командованием Гурко. Дипломатический агент Болгарии в Санкт-Петербурге Д. Станчов писал министру иностранных дел России В.Н. Ламсдорфу о том, что начальник 1-й пехотной Софийской дивизии генерал-майор Н.П. Петров, начальник мобилизационного отделения болгарского Главного штаба, полковник Генерального штаба А.Р. Бласков, унтер-офицеры запаса болгарской армии Ангел Герчов (из Невдокопа (совр. Гоце-Делчев) и Иван Шатыров (Шатяров) (из Пловдива), в сопровождении ротмистра лейбгвардииего высочества князя гусарского эскадрона Петра Кацарова отправляются в Сахаров, чтобы «возложить венок на могилу предводителя болгарских ополченцев во время освободительной войны генерал-фельдмаршала Гурко». Болгарские депутаты, четверо из которых имели солдатские знаки отличия Георгиевского ордена (кресты), были приняты императором Николаем II и по высочайшему повелению награждены различными орденами имедалями российской армии.

20 января 1901 г. на страницах «Правительственного вестника» был подробно освещен ход прощальной церемонии.

«Отпевание и погребение тела генерал-фельдмаршала И.В. Гурко совершены 17-го января, в имении Сахарово, близ гор. Твери. С рассветом телопокойного было перенесено в походную церковь, установленную в здании художественного павильона в саду, близ усадьбы. В павильоне этом имеютсяпортреты Верховных Вождей России, которым служил покойный, и самого фельдмаршала и, сверх того, собраны многие предметы, имеющие отношение к жизни покойного и особенно к его военной деятельности. Иконостас и все необходимое для совершения службы было доставлено из церкви 8-го Гренадерского Московского полка. В походной церкви был поставлен дубовый гроб с телом фельдмаршала, одетого в мундир 14-го стрелкового, имени его полка и покрытого плащом соответствующего образца. Заупокойную литургию совершал соборнопреосвященный Василий, епископ Старицкий, викарий Тверской епархии, при пении хора архиерейских певчих. К началу службы собрались: вдова, два сына, другие члены семьи и родственники покойного, среди которых находился и известный писатель граф Салиас, представитель Государственного Совета генерал от кавалерии граф А.П. Игнатьев, помощник Его Императорского Высочества Командующего войсками Московского военного округагенерал-адъютант Данилов, представители местных властей различных ведомств, с губернатором князем Голицыным во главе, и многочисленные начальствующиелица, войсковые части и депутации, командированные, с Высочайшего соизволения, в имение почившего, для отдания ему воинских почестей и для присутствования при его погребении, а именно: а) представитель всей русскойармии, с Высочайшего Государя Императора соизволения, начальник Главного Штаба генерал-лейтенант Сахаров (боевой сподвижник фельдмаршала в передовомотряде и один из ближайших его сотрудников в Варшавском военном округе); б) части войск гарнизона города Твери: 8-й гренадерский Московский Великого Герцога Мекленбург-Шверинского Фридриха и 1-й лейб- драгунский Московский Императора Александра III полки, 1-й конно-артиллерийский дивизион и Тверское кавалерийское училище; в) депутации: от Николаевской академии генерального штаба, почетным членом которой состоял покойный фельдмаршал, -начальник академии генерал-лейтенант Сухотин (сподвижник и один изближайших сотрудников почившего в передовом и западном отрядах в 1877-1878гг.) и профессор той же академии генерал-майор Гейсман (служивший в строю взападном отряде в 1877-1878 гг.); от Пажеского Его ИмператорскогоВеличества корпуса, в котором воспитывался фельдмаршал, – директор корпусагенерал-майор Епанчин (служивший в строю в западном отряде в 1877–1878гг.) и один камер-паж; от лейб-гвардии Конно-гренадерского и Гусарского ЕгоВеличества полков, из которых первым фельдмаршал командовал и числился в нем, а во втором начал службу. Сверх того были назначены, но не успелиприбыть ко дню погребения депутации: а) от войск Варшавского военного округа, которыми командовал фельдмаршал, а именно: от 29-го пехотногоЧерниговского генерал-фельдмаршала графа Дибича-Забалканского полка, в котором покойный командовал 2-м батальоном в Крымскую кампанию, от 12-годрагунского Мариупольского полка, которым он же командовал до принятая лейб-гвардии Конно-гренадерского полка, и от частей артиллерии и инженерныхвойск означенного округа; б) от 14-го стрелкового генерал-фельдмаршала Гурко полка, который, нося и впредь его имя, прославился под его начальством, в составе «железной» стрелковой бригады, в кампанию 1877-1878гг. Сверх того, прибыли: числящийся в списках лейб-гвардии Его Величества полка генерал-лейтенант князь Васильчиков, военный инженер генерал-лейтенант Старынкевич (участник кампании 1877-1878 гг. и служившийпод начальством фельдмаршала в Варшавском военном округе), полковникСуханов (бывший адъютант почившего во время войны и после нее) и другиелица, поспешившие поклониться останкам покойного. Начальник Главного Штаба сообщил вдове фельдмаршала обо всем, что Государю Императору благоугоднобыло повелеть в видах отдания последних почестей почившему и что изложено выше. Не одна Россия со своею армиею выразила таким образом свою скорбь: сними отдавали последние почести умершему герою войны за освобождение славянсозданная Россиею братская Болгария и созданная по воле Русского же Царя ирусскими воинами доблестная болгарская армия в лице прибывших также утром 17-го января Д. Станчова, дипломатического представителя Князя Фердинандапри Российском Императорском Дворе, Н. Станчова, секретаря дипломатическогоагентства и четырех офицеров от различных родов оружия болгарской армии,обучающихся в С.-Петербургских военных академиях. До начала службы и вовремя ее вышепоименованные лица и депутации возлагали на гроб фельдмаршалавенки от нижеследующих учреждений и частей: от Главного и генеральногоштаба, от Николаевской академии генерального штаба, от пажеского ЕгоВеличества корпуса, от лейб-гвардии Конно-гренадерского и гусарского ЕгоВеличества полков, от Тверского кавалерийского училища и других частейТверского гарнизона, от его царского высочества Князя БолгарскогоФердинанда, от „признательного болгарского народа“ и от болгарской армии.Сверх того, были возложены венки от имени лиц, служивших при фельдмаршале вкачестве адъютантов и т.д. По окончании службы гроб, с телом покойного, былвынесен из церкви для перенесения в склеп в парке (близ усадьбы) сыновьямипокойного Владимиром и Василием Иосифовичами и генералами: Даниловым,графом Игнатьевым, Сахаровым, Сухотиным, князем Васильчиковым и другими;затем поименованные лица были сменены юнкерами Тверского кавалерийскогоучилища и нижними чинами 8-го Гренадерского Московского полка. Непосредственно за духовенством были несены ордена св. Георгия 2-й и 3-йстепеней, а перед гробом все вышеупомянутые венки. Литии были отслужены приостановке у усадьбы и на самом месте погребения. Вдоль пути следования похоронного шествия были своевременно поставлены шпалерами вышеперечисленные части войск, которые отдали последнюю воинскую почестьпокойному, начав троекратные залпы, ружейные и артиллерийские, в началевторого часа, после того как гроб был опущен в склеп. Присутствовавшие еще раз помолились об упокоении души покойного, память о котором сохранится дотех пор, пока будут существовать Россия и русская армия. Мир вечный праху почившего вождя русских воинов, героя и носителя воинской чести, доблести ввсех истинно-военных качеств, верного и честного слуги Престола в Отечества».

По всей стране от Одессы до Варшавы по почившему фельдмаршалу служили панихиды. «Правительственный вестник» сообщал, что проживавшие «в Одессеболгары отправили вдове И.В. Гурко телеграмму с выражением соболезнования по случаю смерти незабвенного защитника Болгарии в минувшую войну».

Со всех ее концов в Сахарово направлялись венки: серебряный, с надписью «Непоколебимо верному, нелицемерному слуге Царя и Земли Русской, доблестному вождю и учителю генерал-фельдмаршалу Гурко» – от войск 15-го армейского корпуса, дислоцированного в Варшавском военном округе), в видесеребряной звезды из штыков, с инициалами И.В.Г. с бантом и надписью: «Своему незабвенному основателю и учителю», из роз и ландышей,художественно исполненный из ткани воспитанницами детского приюта имени супруги фельдмаршала Марии Гурко комитета общества Красного Креста.

В далеком, еще не грозовом 1901 г., казалось, никогда не забудется в Отечестве имя «доблестного боевого фельдмаршала, память о котором» всегдабудет жить «в сердце благодарного русского народа».

Маховик истории неумолимо двигался вперед.

После прощания с Иосифом Владимировичем 17 января 1901 г. его останки былипринесены в фамильный склеп, устроенный в 1899 г. в северо-восточном уголкепарка Сахарово для преждевременно скончавшегося сына Алексея.

Любимым уголком Иосифа Владимировича в усадьбе был построенный им в 1895-1897 гг. каменный павильон, в котором размещалась обширная библиотека фельдмаршала и семейный музей. Здесь, как писала местная газета «Тверские губернские ведомости» генерал «обыкновенно проводил большую часть времени втечение последних лет своей жизни».

Небольшое уютное здание в стиле парковых павильонов XVIII в. имело псевдобарочную декорацию фасадов. Большие арочные окна на южной сторонеобеспечивали хорошее освещение внутреннего пространства. Зеркала, размещенные в таких же по форме нишах на противоположной глухой стороне,визуально расширяли пространство интерьера. Вход украшал лепной фамильный герб Гурко с двумя орденскими звездами. Восточный торцевой фасад павильона декорирован сохранившейся лепной композицией «Всевидящее око». Автором проекта был придворный архитектор, профессор Л.Н. Бенуа (создатель собораСв. Александра Невского в Варшаве).

Мария Андреевна решила устроить в павильоне домовую церковь в честь ИосифаВолоцкого – небесного покровителя фельдмаршала – и музей И.В. Гурко. Уже через год состоялось освящение храма. В подклете была устроена усыпальница. В 1902 г. сюда перенесли останки фельдмаршала и его сына.

В последующие годы наследники появлялись в Сахарово эпизодически.

Старший сын – Владимир (род. в 1864 г), ставший хозяином имения, в 1902 г. был назначен управляющим земским отделом. Учреждение занималосьобщественным управлением и поземельным устройством крестьян. По службедолжен был постоянно находиться в столице. Василий (род. в 1864 г), как и отец, блестящий кавалерист, в дальнейшем шестой генерал по прямой линии,состоял русским военным агентом при бурской армии во время Англо-бурской войны (1899-1902). Дмитрий (род. в 1872 г.), с отличием окончившийНиколаевскую академию Генерального штаба (1900 г.), служил в штабе 7-го армейского корпуса.

Мария Андреевна пережила мужа на пять лет (1906 г.) и упокоилась рядом вусыпальнице храма Иосифа Волоцкого в Сахарово.

Февральская революция 1917 г. перемолола в своих жерновах не только судьбысыновей Гурко, изгнав их в эмиграцию. Она лишила фельдмаршала последнегопристанища и попыталась уничтожить даже память о нем.

Весной 1917 г. крестьянские общества начали отрезать «в свое бесплатное арендное пользование» помещичьи угодья Сахарова. Имущество усадьбы было расхищено, остатки мебели, фарфоровой посуды, произведений искусства,медали и наградное оружие, принадлежавшее фельдмаршалу Гурко, а также взятую им при штурме Горного Дыбника 12 октября 1877 г., шашку турецкого военачальника Хевзи-Паши реквизировали в 1919 г. Сейчас реликвии хранятся в Государственном историческом музее в Москве.

Разоренное дворянское гнездо было передано в распоряжение подотдела детских домов губернского отдела социального обеспечения. В 1920 г. на территории
Сахарово открылась школа-коммуна им. П.А. Герцена для беспризорных детей. Некоторое время здесь жили беженцы из Финляндии. В июне 1922 г. совхоз, ставший владельцем Сахарово, передал его в аренду 4-й Тверской кавалерийской школе. Командному составу и сотрудникам школы вличное пользование достались также и некоторые личные вещи Гурко, в канцелярской переписке обозначены как «предмеры музейного значения». Документы об этом сохранились в Тверском государственном архиве Тверской области. Через год обширный личный архив Гурко был вывезен из Твери в Главархив, оттуда документы поступили в Военно-исторический архив в Москве, где и хранятся до настоящего времени.

В апреле 1925 г. Сахарово было передано в ведение расквартированной в Твери48-й стрелковой дивизии. Здесь до 1929 г. размещались ее лагеря, а в одном из флигелей усадьбы жил будущий маршал А.М. Василевский.

28 мая 1925 г. местная газета «Тверская правда» извещала читателей, что «сознание того, что земля этого совхоза приютила такой „высокопоставленный“ прах, беспокоило арендодателей совхоза и неоднократно поднимался вопрос опереносе генеральских мощей. 20 мая сего года, наконец, это желание былопроизведено в исполнение. <…> Извлекли набальзамированные останки и перенесли их на прежнее место, в парк. <…> В имении Сахарово сейчас расположен образцовый лагерь N-ской дивизии. В домашней церкви устроена читальня для красноармейцев и крестьян. Смердящие генеральские останки душителей рабочих и крестьян убраны. На этом месте теперь цветут цветы пролетарской культуры и знаний».

Действительно, за несколько дней до этого события (20 мая 1925 г.) комиссией из представителей местного городского и уездного Исполнительныхкомитетов, Уголовного розыска, а также судебно-медицинской экспертизыостанки фельдмаршала и его супруги были извлечены из усыпальницы иперенесены в фамильный склеп; что стало с сыном Гурко – Алексеем,неизвестно.

В том же году некрополь Гурко был осквернен, останки зарыты в канаве парка.Затем они были все же возвращены на прежнее место, но чтобы установить это,понадобились долгие годы.

В 1936 г. в Сахарово была образована Калининская областная станцияживотноводства. Во время Великой Отечественной войны – размещался военныйгоспиталь. На месте захоронений военного времени в северо-восточной частипарка установлен памятный обелиск.

После Великой Отечественной войны в бывшей усадьбе Гурко была организованасельскохозяйственная школа, потом техникум, и в 1972 г. – институт, нынеакадемия.

В 1960-е гг. были проведены многочисленные посадки деревьев в паркеСахарово. Сейчас он больше похож на лес. От произведения садово-парковогоискусства XIX в. в виде герба Гурко осталась чудесная липовая аллея.

Все постройки усадьбы (два флигеля и кухня), за исключением оранжереи, былидеревянные. В 1964 г. сгорел главный усадебный дом.

В осиротевшем здании бывшего храма, усыпальницы и музея после 1925 г.размещались библиотека, столовая, токарные станки сельскохозяйственнойакадемии, лыжная база, и даже тренировочный зал для культуризма.

В начале 90-х гг. XX в., когда церкви стали возвращать верующим, в Сахаровоначинались работы по восстановлению храма, но были приостановлены. Врезультате даже то немногое, что в нем еще сохранялось, было растащенобуквально по гвоздям.

Разбитый, без полов и окон, с худой крышей, последнее пристанище фельдмаршала Гурко храм Иосифа Волоцкого тихо умирал среди человеческой суеты, не в силах пробиться сквозь невежество, неуважение и нелюбовь котечественной истории. Как и многие другие, так и ушел бы он вбезвестность, но свершилось чудо, а вернее то, что и должно было случиться. Ведь не погибла Россия тогда, а лишь на время потеряла сознание. Очнулась Русь. Распахнули свои двери, словно крылья, поруганные храмы. Взметнулись вверх порушенные колокольни, наполняя воздух малиновым звоном. Возвратилась духовная жизнь и в усадьбу Сахарово.

В 1997 году настоятелем храма Преп. Иосифа Волоцкого был назначен отец Геннадий (Ульянич). К этому времени все внешние детали, когда-то украшавшие фасад павильона, потеряли свое былое великолепие. Внутри было еще хуже. Вода, периодически хлеставшая из ветхих труб прямо на стены, порождала сырость, гниль и плесень. Храм в буквальном смысле обливался слезами.

В далеком 2004 г., во время одного из наших приездов в Сахарово о. Геннадий вспоминал, как возрождалось Сахарово: «Началась молитвенная, кропотливая работа, которая поначалу даже не была видна. Щитами, насколько можно, мы загораживались от сквозняков и холода, привезли печку-буржуйку. В таких условиях каждое воскресение проводили службу. Зимой, несмотря на 30-градусный мороз, приходило не менее тридцати человек. Труба в печи перемерзала и весь дым шел внутрь. Текста не было видно уже в 40 см. Я спрашивал прихожан: „Пойдемте в другое помещение?“ и неизменно получалответ: „Нет, будем здесь стоять“. Выстояла, отстояла горстка людей во главес батюшкой храм, а затем и память о генерал-фельдмаршале И.В. Гурко.

Каждое воскресенье поминаются имена императора Александра II, Иосифа Гурко, Марии Гурко и всех на поле брани убиенных в Русско-турецкой войне заосвобождение Болгарии 1877-1878 гг. Особо отмечаются дни рождения и кончины фельдмаршала, а еще 22 сентября – День независимости Болгарии, день памяти преподобного Иосифа Волоцкого, небесного покровителя И.В. Гурко.

В 2001 г. делегация из Велико-Тырново, во главе с митрополитом Григорием, впамять об освобождении Болгарии русскими войсками и болгарскими ополченцами под командированием Иосифа Гурко, привезла в Сахарово поклонный крест. Деньги на него собирали по всей Болгарии. Сейчас он находится в храме Иосифа Волоцкого.

22 сентября 2008 г. при храме вновь открылся музей генерал-фельдмаршала. Всоставлении его экспозиции посчастливилось участвовать и мне. Коллекция музея, расположенная в одном из двух залов (во втором находится библиотека), отражает историю рода Гурко, жизнь и деятельность генерал-фельдмаршала и его сыновей, историю усадьбы, представлены подлинные вещи из усадьбы, картины, фотографии, национальные костюмы и другие предметы, свидетельствующие о братских отношениях между Россией и Болгарией.

Музей Гурко в Сахарово стал центром притяжения для всех, кому интереснамногогранная история Русско-турецкой войны 1877-1878 гг., русского воинства и России, через судьбы людей связанная с историей Болгарии и других славянских народов. Благодаря усилиям о. Геннадия и меценатов фонды музея непрерывно пополняется, привлекая в Сахарово посетителей и туристов со всех уголков мира.

После многолетних и напряженных поисков в 2007 г., под грудой мусора и хлама, в склепе были обнаружены фрагменты останков генерал-фельдмаршала и Марии Андреевны Гурко (примерно 50 % костей без черепов). По заключению специалистов, генетическую экспертизу провести было невозможно. Из-за неблагоприятных условий пребывания останков в костной ткани не оказалось молекул ДНК, пригодных для сравнения с ДНК потомков Гурко. Кропотливо изучая материалы с использованием всех возможных научных методов исследования, профессор А.В. Зиновьев доказал подлинность останков четы Гурко.

22 сентября 2011 г. состоялось их торжественное перезахоронение в подклете храма Иосифа Волоцкого. В присутствии государственных чиновников,представителей дипломатического корпуса Болгарии, деятелей культуры, священнослужителей Русской православной церкви Московского патриархата,потомков Гурко, живущих в России и приехавших из Франции, генерал-фельдмаршалу Гурко были отданы все воинские почести. Это был непросто предание земле известного человека, но символ того, что эпохабеспамятства по отношению к героям отечественной истории завершилась.

В 2018 г. в честь 140-летия победы в Русско-турецкой войне 1877-1878 гг. и 190-летия со дня рождения видного государственного и военного деятеля, национального героя Болгарии перед храмом был установлен памятник Иосифу Владимировичу Гурко. Автор – известный скульптор И. Макарова.

Это знаковое событие еще более упрочило веру в то, что наша историческаяпамять возрождается. Ведь она нужна, прежде всего, живым как символ победы истины над безвременьем. Истина для Гурко, которой он всю жизнь служилверой и правдой, заключалась в верности и своим идеалам, присяге игосударственным интересам России.


4 января 2021 года в Софии состоялось возложение цветов у бюста генерала Российской империи Иосифа Гурко.

В мероприятии приняли участие чиновники столицы Болгарии – Софии, представители социалистической партии республики, а также сотрудники посольства России. Событие было приурочено к 143-летию освобождения Софии от османского ига в ходе русско-турецкой войны 1877-1878 годов, где одну из ключевых роль сыграл Гурко.

Болгары и по сей день чтут память генерала, благодаря усилиям которого русская армия смогла вытеснить турецких захватчиков с Балкан. Именно под его командованием было нанесено поражение войску Сулеймана-паши, что фактически ознаменовало конец войны. Имя Иосифа Гурко носят населенные пункты балканской республики, а также ряд улиц в различных городах.