Цветы к 230-й годовщине битвы при Калиакре

BG diaspora.
Культурно-просветительская организация
болгар в Москве.

Девиз
Наша цель – поиск добрых сердец и терпеливых воль, которые рассеют навязанный нам извне туман недоверия и восстановят исконную теплую дружбу между нашими народами в ее подлинности и полноте.
септември 2021
П В С Ч П С Н
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Цветы к 230-й годовщине битвы при Калиакре

По случаю 230-й годовщины битвы при Калиакре сотрудники Генерального консульства возложили цветы к памятнику адмиралу Ф.Ф.Ушакову на одноимённом мысе. На мероприятии присутствовали мэр г. Каварна Е.Балтаджиева, директор Исторического музея Каварны П.Георгиев, сотрудники администрации города.

Сражение при Калиакре состоялось 31 июля (11 августа) 1791 г. Российский флот под командованием Ф.Ф.Ушакова разгромил соединённый турецко-алжирский флот, превосходивший его по численности в несколько раз. Тактика, использованная Ф.Ф.Ушаковым, стала серьёзным нововведением в теорию морского боя, а его блестящая победа приблизила окончание русско-турецкой войны 1787-1791 гг.

🇧🇬 По повод 230-та годишнина от битката при нос Калиакра служителите на Генералното консулство положиха цветя пред паметника на адмирал Фьодор Ушаков на носа. На събитието присъстваха кмет на Община Каварна Е.Балтаджиева, директор на Историческия музей – Каварна П.Георгиев, служителите на общинската администрация.

Битката при Калиакра се състоя на 31 юли (11 август) 1791 г. Руският флот под ръководството на Фьодор Ушаков разби обединения османско-алжирски флот, който беше няколко пъти по-голям от него. Тактиката, използвана от Фьодор Ушаков, стана сериозно нововъведение в теорията на морския бой, а неговата блестяща победа приближи края на руско-турската война през 1787-1791 гг.


Сражение при Калиакрии: самая громкая победа Черноморского флота
Олег Галицких. РГ. rg.ru/2021/08/11/srazhenie-pri-kiliakrii-samaia-gromkaia-pobeda-chernomorskogo-flota.html

Разгром объединенной турецко-алжирской эскадры соединением русских кораблей под командованием контр-адмирала Ф.Ф. Ушакова заставил Османскую империю поспешить с заключением Ясского мирного договора, который положил конец русско-турецкой войне 1787-1791 годов.

11 августа (31 июля по старому стилю) 1791 года у мыса Калиакрия (ныне мыс Калиакра, расположенный на побережье современной Болгарии), русский флот встретил стоящую на рейде объединенную турецко-алжирскую эскадру.

Появление русских кораблей, идущих с большой скоростью благодаря попутному ветру и полностью развернутой парусной оснастке, стало для турков полной неожиданностью: ведь всего каких-нибудь три дня назад эскадра Ушакова стояла в бухтах Севастополя!

Впрочем, поначалу столь неожиданный визит „северного врага“ особой тревоги у турецкого командования не вызвал: в его распоряжении было 18 линейных кораблей, 17 фрегатов и множество вспомогательных судов. Общая численность турецкого флота у Калиакрии составляла 78 кораблей. У Ушакова в эскадре имелось 15 линейных кораблей, 2 фрегата и пара десятков малых судов.

Но главное, на что рассчитывали турецкие адмиралы – это мощь артиллерии. У них было около 1600 пушек (не считая береговых батарей) против 998 русских орудий.
Удар походной колонной

Но главное достоинство этой морской баталии даже не в том, что сравнительно малыми силами был атакован противник, имевший значительное численное преимущество: такое в истории русской армии и флота случалось не раз.

Главное в тактике Ф.Ф. Ушакова, примененной у мыса Калиакрия, был совершенно новый прием атаки. Можно смело утверждать, что ранее нигде в мире флотоводцы его не использовали. Военно-морская доктрина, господствовавшая в те времена, предписывала производить специальное, довольно сложное перестроение кораблей перед началом сражения. Атака сходу считалась авантюрой с непредсказуемыми последствиями.

Но русская эскадра, шедшая тремя походными кильватерными колоннами, вопреки правилам, не стала выстраиваться в так называемую „батальную линию“, а на полном ходу буквально врубилась в ряды турецких кораблей. Тем самым Ушаков выиграл не только время, но и морально подавил неприятеля неожиданностью нападения. Одновременно он нарушил другое устойчивое правило: никогда не вести корабли между вражеским флотом и береговыми батареями. Турецкие адмиралы решили было, что „Ушак-паша“, как они именовали между собой русского флотоводца, сошел с ума и сам загнал себя в ловушку, где его эскадру легко можно будет перемолоть встречным огнем с моря и с берега. Батареям был отдан приказ палить из всех орудий, но русский флот это не остановило, и он стремительно приближался к турецким судам. Те же, из-за „неправильной“ атаки Ушакова, оказались в крайне невыгодном положении: у них не было попутного ветра, и адмиралы пытались выстроить батальную линию, пустив корабли левым галсом. А это, как известно морякам, чревато столкновениями судов при пересечении курсов.

Именно так и случилось: турецкие корабли сгрудились и стали сталкиваться друг с другом. Русским же кораблям, идущим с попутным ветром на всех парусах, левый галс, напротив, был благоприятен: он помог быстро выставить суда в батальную линию.

Между тем турецкие береговые батареи смолкли: артиллеристы боялись попасть в свои же суда. И в этом расчет Ушакова оправдался: еще один плюс в копилку удачных решений той битвы.

Кроме того, адмирал вовремя заметил попытку турков совершить маневр, дабы тоже „поймать“ ветер, и не дал им сделать этого. Самый скоростной корабль русской эскадры – флагман „Рождество Христово“, управляемый Ушаковым, вырвался вперед колонны и атаковал головной линейный корабль „Капудания“ алжирской эскадры, которым командовал адмирал Сеид-Али-паша, бывший магрибский пират, захвативший немало судов. Двигаясь поперек курса неприятельского флота, флагман „Рождество“, вооруженный 84 пушками, открыл огонь с близкой дистанции. Группа из трех кораблей, возглавляемая Сеидом-Али-Пашой, также ответила огнем. Тем временем Ушаков приблизился к „Капудании“ и применил маневр, который можно назвать „палочкой над буквой „т“. Он встал бортом к носу гиганта турецко-алжирской эскадры, что сразу дало русскому флагману огромное преимущество в мощи залпа. То есть, он мог стрелять 42 пушками, в то время как „Капудания“ могла ответить только несколькими носовыми орудиями.

Русский адмирал понимал, что поражение самого большого корабля турецкого флота, на борту которого находится авторитетный турецкий флотоводец – это уже половина победы, остальные „капуданы“ (капитаны) наверняка будут деморализованы. После нескольких залпов на „Капудании“ начался пожар, и Ушаков скомандовал перевести огонь на турецкий вице-адмиральский корабль, который вместе с другими судами пытался прикрыть собой загоревшийся флагман.

Одно время носитель адмиральского вымпела – „Рождество Христово“, даже вынужден был вести бой сразу с четырьмя турецкими кораблями. По сигналу с флагмана ему на помощь пришли еще три русских судна – „Александр Невский“, „Феодор Стратилат“ и „Иоанн Предтеча“. Однако к моменту их подхода ушаковский корабль уже сам отогнал наседавшего неприятеля, и подоспевшим судам осталось только начать погоню за ним.

Вскоре турецкий флот фактический попал в окружение русской эскадры. Часть кораблей пошла на прорыв, пытаясь рассеяться. За ними также началась погоня, продолжавшаяся до полной темноты, когда вдруг на море установился полный штиль. Однако около полуночи паруса снова надулись ветром, и преследование продолжилось. Остатки турецкого флота поспешили укрыться в Босфоре. Часть судов ушла на север к румелийским берегам. Все это означало, что туркам более не суждено господствовать в Черном море.
Калиакрия – морской Измаил

Трудно переоценить победу эскадры Ушакова у Калиакрии. Если говорить о той войне, то ее можно сравнить со случившимся годом ранее победоносном штурмом мощной турецкой крепости Измаил, где отличился другой военный герой того времени – А.В. Суворов. Эти две победы – сухопутная и морская, стали ключевыми. Именно они подвигли турецкого султана просить мира: в столице османов на фоне успехов русского оружия боялись скорого появления „северян“ на берегах Босфора, чреватого захватом Константинополя (Стамбула).

Через несколько месяцев после обмена посланиями и ряда встреч был подписан мирный договор, который носил вот такое пышное и пафосное название – „Трактат вечного мира и дружбы заключенный между Империею Всероссийскою и Оттоманскою Портою в Яссах в 29 день Декабря 1791-го года чрез назначенных к тому с обеих Сторон Полномочных и подтвержденный обоюдными Государскими Ратификациями размененными между взаимными Полномочными в Яссах в 29 день Генваря 1792 года“. Теперь историки называют его просто Ясским миром.

По этому договору к России отошло все северное Причерноморье вместе с Крымом, территория между Днестром и Южным Бугом, а кавказская граница империи установилась по реке Кубань. Кроме того, усилились позиции российского государства в Закавказье, где Турция обязалась больше не претендовать на Грузию. Укрепились позиции империи также на Балканском полуострове.

Прямым следствием Ясского договора, среди прочих благ, стало освоение причерноморских земель и строительство портов и городов – Одессы, Херсона и др.

Что же касается военно-исторического значения сражения у Калиакрии, то только два факта дают основание назвать его одной из самых выдающихся морских баталий. Первый: тактику Ушакова впоследствии перенял знаменитый британский флотоводец Нельсон в битвах при Абубакире (1798) и Трафальгаре (1805). А второй – это самое успешное и впечатляющее сражение российского Черноморского флота за всю его историю.

В память об этой баталии ровно 15 лет назад, 11 августа 2006 года, в Болгарии у мыса Калиакра (Калиакрия) был установлен 8-метровый памятник Ф.Ф. Ушакову. В этой стране Калиакрийское сражение считают предвестником освобождения Балкан от османского ига. Что случилось почти век спустя – уже в ходе другой войны.