BG diaspora.
Культурно-просветительская организация
болгар в Москве.

Девиз
Наша цель – поиск добрых сердец и терпеливых воль, которые рассеют навязанный нам извне туман недоверия и восстановят исконную теплую дружбу между нашими народами в ее подлинности и полноте.
Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

Сан-Стефано: Армянский вопрос в истории международной дипломатии

Наблюдая за армяно-турецкими отношениями последнего периода, переговорным процессом в решении вопроса Арцаха и «заинтересованностью» в этом держав, возникает естественный вопрос — насколько, так называемые, посредники или, так называемая, третья сторона «нейтральны» и, действительно ли, эту «непосильную» ношу они взвалили на свои плечи, исходя из чисто гуманитарных принципов, или здесь ясно просматриваются их политические и экономические интересы, которые заставляют их активизировать свою деятельность в нашем регионе. Для того, чтобы получить ответ на этот вопрос, достаточно бросить ретроспективный взгляд на историю армянского народа и особенно на процесс интернационализации армянского вопроса, когда он очутился в центре внимания держав, от чего армянский вопрос только пострадал, и сразу становится ясно, в чем заключается заинтересованность держав.

Начавшаяся на Балканском полуострове 132 года тому назад и завершившаяся известным договором в Сан-Стефано русско-турецкая война имела, можно сказать, решающее значение на весь последующий процесс развития истории армянского народа. В дальнейшем многие историки назовут это периодом надежд и разочарований армянского народа. Если договор в Сан-Стефано зарождал надежду в то, что многострадальный армянский вопрос, наконец, получит свое разрешение, то известный Берлинский конгресс стал свидетельством того, что в мировой политике не существует понятия справедливости — там господствует лишь холодный расчет собственной выгоды.

Начавшаяся вокруг Восточного вопроса дипломатическая борьба и набиравшие силу на Балканском полуострове национально-освободительные движения в 1877-ом году привели к очередному русско-турецкому столкновению. Война закончилась 3-го марта 1878-ого года — в курортном городе Сан-Стефано, находившемся на берегу Мраморного моря, Царская Россия и Османская Империя заключили мирный договор, которым была прекращена длившаяся 10 месяцев война. Война, как известно, закончилась полным разгромом турецкой армии, как на Балканском, так и на Кавказском фронтах.

31-го января 1878-го года был заключен договор о перемирии. После подписания акта о перемирии и до 3-го марта, когда был заключен Договор Сан-Стефано, при участии Англии и Австро-Венгрии началась острая дипломатическая борьба между Россией и Турцией, в которой активно участвовали другие европейские державы — Франция и Германия. Целью начатой ими этой дипломатической борьбы было принизить победу русского оружия, дабы не допустить установления на Балканском полуострове новых независимых государств и перехода территорий Западной Армении к России. Для достижения своей цели Лондон и Вена оказывали политическое давление и прибегали к военному шантажу, чтобы не допустить подписания русско-турецкого договора без их участия. Воодушевившись победой русского оружия, активизировались также члены Армянского национального совета Константинополя. Патриарх армян Константинополя Нерсес Варжапетян, понимая, что пришло время для того, чтобы поставить армянский вопрос на повестку дня международной дипломатии, активизирует свою деятельность. Его посланцы приезжают в Адрианаполис, в штаб русской армии, где они встречаются с русскими высокопоставленными официальными лицами, занимающимися договором о перемирии. Согласно 19-ой статье заключенного 3-го марта договора Сан-Стефано, к России переходили армянские города Карс, Баязет, Алашкерт со своими районами. Эрзерум на 6 месяцев должен был оставаться под контролем российских войск. А в известной 16-ой статье говорилось, что «на занятых русскими войсками территориях Армении, которые должны быть возвращены Турции, могут возникнуть варварства и столкновения, следовательно, Высокая Порта готовится немедленно провести преобразования и обеспечить безопасность армян от нападений черкесов и курдов». Довольно неопределенная и лишенная, на первый взгляд, конкретности эта формулировка, в действительности, содержала в себе глубокий смысл, поскольку обеспечивала российское господство не только на освобожденных территориях, но и на возвращаемых Турции армянских землях. Понятно, что Высокая Порта не могла сразу предпринять преобразования, следовательно, русские войска остались бы в губернии Эрзерума не на 6 месяцев, а на более продолжительный срок. Кроме этого, договор давал возможность под именем армянского вопроса вмешиваться во внутренние вопросы Османской Империи. Несмотря на то, что 16-ая статья договора Сан-Стефано не в таком виде выражала ожидания армян, однако, как говорил один из авторов договора Игнатьев: «Важно то, что за весь период существования Османской Империи впервые об армянах говорится в международном договоре». То есть, 131 год тому назад, именно в марте месяце договором Сан-Стефано в международном дипломатическом словарном запасе впервые появились слова Армения и армянский вопрос.

В этот период среди армянства Константинополя и армянской интеллигенции вообще бытовало мнение, что интернационализация армянского вопроса и внимание «христианских» и «цивилизованных» держав к армянам облегчат положение армян, находившихся под жестоким турецким игом. Однако промежуток времени от Сан-Стефано и до Берлинского конгресса, а также начавшаяся между державами дипломатическая борьба показали, что армянский вопрос и судьба целого народа были всего лишь поводом для держав для совершения новых земельных захватов у умирающей турецкой империи.

Интернационализированный армянский вопрос так и не получил своего разрешения, а периодически подвергающийся погромам армянский народ — защиты и содействия европейских держав, что было предначертано договорами в Сан-Стефано и Берлине.

Цель этого исторического обзора — еще раз напомнить, что армянский вопрос не должен оказаться в центре борьбы международных держав, тем более, сегодня, когда существует независимая Армения и пройденный исторический путь со всеми своими ошибками, победами и поражениями. И это еще раз свидетельствует, что только объединенный и вооруженный национальным сознанием народ может решать вопросы, а считающие себя державами страны будут вынуждены лишь смириться с теми решениями, которые примет этот народ: пример — карабахская победа. В этом, вероятно кроется причина того, что сегодня в Армении структуры, питающиеся от международных структур, пытаются даже решение внутриполитических вопросов перенести в международные инстанции, что ставит нашу страну в вечную зависимость от внешних сил и лишает элементарной возможности решать имеющиеся проблемы собственными силами.