BG diaspora.
Культурно-просветительская организация
болгар в Москве.

Девиз
Наша цель – поиск добрых сердец и терпеливых воль, которые рассеют навязанный нам извне туман недоверия и восстановят исконную теплую дружбу между нашими народами в ее подлинности и полноте.
декември 2018
П В С Ч П С Н
« ное.    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

Охотничьи сезоны Александра II

Н.Е. Сверчков. Охота на лося
Н.Е. Сверчков. Охота на лося

Неотъемлемую часть досуга императора Александра II составляла охота. Об этом свидетельствуют многочисленные документы – записные книжки императора, камер-фурьсрские журналы, мемуары современников. Страсть к охоте пробудилась у Александра II весьма рано. По свидетельству его воспитателя К.К. Мердера, наследник-цесаревич уже в возрасте десяти лет неплохо владел техникой ружейной стрельбы. «Великий князь и Вьельгорский стреляют изрядно: из десяти выстрелов на пятидесяти шагах расстояния от доски не менее семи попадает в доску (шириною в 1 1/2 арш.), из числа семи – большая часть в цель, имеющую 3/4 арш. в диаметре». С тринадцати лет будущий император охотился на уток и зайцев, в четырнадцать лет впервые принял участие в охоте на волков, а в девятнадцать – в медвежьей охоте. Страсть к охоте была у цесаревича столь велика, что порой он отдавал ей предпочтение перед учебой.

Охотничьи увлечения наследника естественным образом переросли в охотничьи сезоны императора, начало которым положили коронационные торжества Александра II в 1856 году.

Императорская охота представляла собой хорошо продуманный ритуал. Помимо обычных приготовлений вырабатывался подробный план действий, составлялся список участников охоты, а по ее завершении – подробный отчет о результатах охоты каждого участника и сводные данные. Выбор места охоты зависел от общего количества дичи в угодье и конкретного участка обнаружения и обложения зверя. В программе-сценарии, помимо намечаемых для охоты кварталов, указывались схемы передвижения людей, время и место стоянок экипажей и т.д. Каждый участник охоты получал такую программу вместе с приглашением. Обычно в императорской охоте принимали участие государь, великие князья, свитские генералы, высокие иностранные гости, представители дипломатического корпуса. Участниками почти всех охот Александра II были, в частности, великие князья Николай Николаевич, Михаил Николаевич, Владимир Александрович и герцог Георгий Мекленбург-Стрелицкий – муж великой княгини Екатерины Михайловны. Среди иностранных гостей в охотах принимали участие австрийский император Франц-Иосиф, великий герцог Карл Саксен-Веймарский, страстный охотник и коллекционер оружия принц Карл-Фридрих Александр Прусский, третий сын Фридриха Вильгельма III; принц Август (Фридрих Эбенгарт) Вюртембергский, курфюрст Фридрих Вильгельм I Гессен-Кассельский, испанский посланник герцог де Осуна, германский посол Швейниц, прусский посланник принц Рейсе, французский посол Морни, австрийский военный агент барон Бехтольсгейм, сардинский генерал граф Долгрони и др.

Ф. Тейхель. Наследник цесаревич Александр Николаевич на охоте
Ф. Тейхель. Наследник цесаревич
Александр Николаевич на охоте
Ф. Тейхель. Наследник цесаревич Александр Николаевич, стреляющий в медведя
Ф. Тейхель. Наследник цесаревич
Александр Николаевич, стреляющий в медведя

Охотничьи увлечения наследника естественным образом переросли в охотничьи сезоны императора, начало которым положили коронационные торжества Александра II в 1856 году.

Охота, как правило, завершалась торжественным обедом. Вся добыча свозилась ко дворцу и укладывалась в определенном порядке. Первый ряд занимали трофеи, добытые императором, затем – прочих участников охоты. К этому времени составлялись списки добытой крупной дичи, часть которой передавалась участникам охоты, другая – в собственность анатомических музеев Академии наук, Академии художеств и университетов.

Как и у каждого охотника, у Александра II были свои любимые виды охоты. Он любил ружейную охоту на оленей, лисиц, зайцев, тетеревиные тока и поэтическую тягу вальдшнепов, но особенно его привлекали большие зверовые охоты на медведей, лосей, зубров. Именно при Александре II медвежья охота вошла в моду высочайшего двора.
Охота на медведей, лосей и оленей начиналась обычно со второй половины ноября и продолжалась до середины марта. Она проходила в Большом Лисине, в окрестностях Торбино и Ящер. Медвежьи охоты проводились по определенному сценарию. Как только егермейстерская контора получала известие от крестьян о найденном медведе, она сразу же направляла на место опытного егеря, чтобы он караулил зверя до высочайшей охоты. Ко дню охоты из соседних деревень нанимали «кричан», то есть крестьян-загонщиков, которые поступали в распоряжение служителей императорской охоты. Участникам охоты раздавались номера их мест, на которых они должны были находиться, не меняя своей дислокации. Егеря были вооружены охотничьими ножами, рогатинами и ремингтоновскими двустволками, которые для облавы заряжались холостыми зарядами. Когда начиналась охота, егеря умелыми действиями выставляли обложенного медведя на номер государя.

Весной Александр II охотился на вальдшнепов и глухарей в Осиновой роще, близ Парголова, на Выборгской стороне, Черной речке и в Большом Лисине, где глухариные тока и тяга вальдшнепов находились в двух верстах от дворца. Осенью государь отдавал предпочтение охоте на волков, лисиц, зайцев и оленей в окрестностях Гатчины и Ораниенбаума.

Для императорских охот существовали специальные угодья с охотничьими дворцами, зверинцами и целым штатом придворных егерей.

И.Я. Меттенлейтер. Зверинец в Гатчинском парке
И.Я. Меттенлейтер. Зверинец в Гатчинском парке

Любимой охотничьей загородной резиденцией Александра II был дворцово-парковый ансамбль Гатчины, где еще в 60-х годах XVIII века при Григории Орлове, фаворите Екатерины II, был устроен зверинец. Он представлял собой обширный лесной массив, на территории которого находился охотничий домик. На прилегавшем к охотничьему домику лесном участке, обнесенном изгородью из еловых кольев, жили олени, лани, косули и другие обитатели северных лесов. Там они находили корм и защиту от хищных зверей – волков и рысей. Проложенные в лесном массиве тропинки и дорожки облегчали условия охоты. После перехода Гатчины в собственность Павла I территория заказника была значительно увеличена. В зверинец завезли диких животных и птиц из разных уголков России и из-за границы. «При Гатчине, – писал академик Н.Я. Озерецковский во второй половине 1810-х годов, – находится большой зверинец, окружностию в 8 верст; он огорожен высоким частоколом, крест-накрест поставленным. В нем содержатся сибирские и американские олени и буйволы… Кроме оленей и буйволов, находятся в зверинце один лось и один осел». В 1816 году на территории зверинца были выкопаны пруды для водопоя и построен большой крытый двор с яслями для овса и сена.

М. Зичи. Лоси и медведь, прорывающиеся сквозь цепь
М. Зичи. Лоси и медведь, прорывающиеся сквозь цепь
М. Зичи. Семья Александра II на псовой охоте
М. Зичи. Семья Александра II на псовой охоте

В 1857 году, при Александре II, было решено перевести царскую охоту из Петергофа в Гатчину. Архитектор Гросс разработал проект построек новой Гатчинской егерской слободы, получивший одобрение императора. Третьего октября 1858 года егермейстерская контора была официально переведена в Гатчину. С этого времени она стала «охотничьей столицей» России, где Александр II устраивал егерские и псовые охоты. Рядом с Гатчинской слободой был организован обширный зверинец, где в загонах и на свободе содержались олени, лани, косули, дикие кабаны, зайцы, лисицы, волки. Иногда там можно было встретить зубров, которых время от времени завозили из Беловежской пущи.

В 1870 году в Гатчине появились австрийские фазаны и куропатки. Спустя год в зверинце насчитывалось 200 куропаток и 369 фазанов. В зимнее время фазаны обитали в теплых домиках, так называемых «комнатах», в которых были установлены елки, а летом их выпускали в общий ремиз для размножения и охоты.

Наряду с Гатчиной любимым местом охоты императора Александра II была Лисинская казенная дача, принадлежавшая Министерству государственных имуществ. Она располагалась в 17 верстах от станции Тосно Николаевской железной дороги.
Среди многочисленных царских охотничьих угодий Беловежская пуща являлась особо ценным заказником. Она размещалась на площади 1076 квадратных верст. На ее территории обитали зубры, лоси, косули, кабаны, зайцы, волки, лисицы, куницы, рыси, а из птиц – глухари, тетерева, рябчики, бекасы, журавли, цапли, совы. Беловежская пуща вошла в состав России в 1794 году, после третьего раздела Польши между Россией, Австрией и Германией. В 1803 году император Александр I объявил Беловежскую пущу заповедной зоной. С этого времени охота на зубров разрешалась только по особому высочайшему повелению. Звери тщательно охранялись. Даже участникам императорской охоты был доступен отстрел только отбившихся от стада зубров.

В.Л. Муравьев. Зима в лесу (пейзаж с лосем)
В.Л. Муравьев. Зима в лесу (пейзаж с лосем)

Осенью 1860 года Александр II положил начало высочайшей охоте в Беловежской пуще. Выбор места был не случаен. Охоту приурочили к важным дипломатическим переговорам между Россией, Пруссией и Австрией. Поэтому и участвовали в ней вместе с Александром II высшие представители государственной элиты немецких государств.
В ночь с 5 на 6 октября 1860 года Александр II с герцогом Саксен-Веймарским прибыли в Беловеж. Там их уже ожидали приглашенные на охоту принцы Карл и Альберт Прусские, Август Вюртембергский и Фридрих Гессен-Кассельский со свитой. В честь высоких гостей в Беловеже устроили фейерверк и затем всех коронованных особ разместили в охотничьем дворце императора.

Охота началась утром следующего дня, но ей предшествовала долгая и тщательная подготовка. В течение нескольких дней до начала охоты две тысячи загонщиков устраивали в заповеднике облавы на зубров, лосей, серн, кабанов, лисиц, волков, барсуков, зайцев и загоняли их в зверинец. На его же территории построили для охотников 12 крытых галерей – штандов, замаскированных ветвями. Первый штанд предназначался для Александра II, следующие пять – для австро-германских принцев, остальные – для свиты императора. Для публики у стен зверинца был устроен амфитеатр.

На рассвете 6 октября все действующие лица заняли свои места в крытых галереях и амфитеатре – согласно табелю о рангах и отведенной им роли. По сигналу императора загонщики погнали зверей к стрелковой линии, а после ружейного выстрела лесничие спустили гончих. Охота, продолжавшаяся до четырех часов пополудни, оказалась удачной: было убито 44 зверя, в том числе 16 зубров и 4 кабана, из них охотничьими трофеями императора стали 4 зубра и один кабан. Вечером того же дня Александр II устроил в честь высоких гостей обед в сопровождении оркестра Великолуцкого пехотного полка. Седьмого октября охота продолжалась до двух часов: было убито 52 зверя, добычей императора стали 6 зубров.

Александр II был удовлетворен организацией и результатами охоты, которая обошлась казне в 18 тысяч рублей серебром. Местные чины управления государственных имуществ были представлены императору и награждены бриллиантовыми перстнями, некоторые из объездчиков – золотыми часами, крестьянам выдали денежные премии.

Отчет об охоте. 1871 год. Хромолитография с рисунка М.А. Зичи
Отчет об охоте. 1871 год.
Хромолитография с рисунка М.А. Зичи

Шкуры животных, убитых принцами, были переданы им в собственность. Несколько зубров, подстреленных на охоте, стали экспонатами университетских музеев (в частности, музея Фрейбургского университета в великом герцогстве Баденском).
В память об охоте Александр II и принц Карл Прусский обменялись подарочными кубками, и все участники охоты расписались в альбоме почетных гостей.
По повелению Александра II академику Швабе поручили написать картину «Охота на волков». С этой целью к художнику были откомандированы для позирования два служителя придворной охоты в соответствующей форме с четырьмя породистыми собаками.

Охотничьи трофеи часто использовались в качестве дипломатических подарков. Из них изготавливали чучела и ковры, которые преподносились в дар представителям дипломатического корпуса и политической элиты. В подарок от Александра II чучела медведей получили, например, французский посол граф Морни, испанский посол герцог де Осуна, великий герцог Карл Саксен-Веймарский, герцог Саксен-КобургТотский, герцог Эдинбургский. Ковры, изготовленные из шкур убитых государем медведей, украшали кабинеты императора и императрицы в Зимнем дворце.

В царствование Александра II большую популярность при дворе приобрела псовая охота. Специально для этого вида охоты в России и за ее пределами закупали чистокровных породистых собак.

И.Н. Палтусова