BG diaspora.
Культурно-просветительская организация
болгар в Москве.

Девиз
Наша цель – поиск добрых сердец и терпеливых воль, которые рассеют навязанный нам извне туман недоверия и восстановят исконную теплую дружбу между нашими народами в ее подлинности и полноте.
септември 2020
П В С Ч П С Н
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  

ВОЙСКО ДОНСКОЕ В 25-ЛЕТНЕЕ ЦАРСТВОВАНИЕ ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА II

Император

Вступление

Никогда Войско Донское не нуждалось так в коренных преобразованиях своего гражданского и экономического строя, как под конец третьего столетия своего служения государству, вследствие изменившихся исторических условий его существования. Еще Петр Великий, покоривши Азов в 1696 году и ознакомившись на месте с положением дел, пришел к мысли дать Войску некоторые административные преобразования, сообразные с его новым после покорения Азова России положением.

Действительно, с Петра Великого выбранные Войском атаманы уже всегда утверждались в своей должности верховной властью. Кроме того, Войско пожаловано было от царя насекой, перначем и печатью. Более важные преобразования последовали в царствование Имп. Екатерины II по представлению князя Потемкина. В 1775 году Войску даны были так называемые штаты гражданского правительства, подробно определяющие обязанности административных лиц и жалованье им. Нововведение — еще небывалое на Дону. Тогда же последовало введение на Дону чинов зауряд с чинами регулярной армии и практическое размежевание Войска Донского с соседними губерниями. На основании грамоты Имп. Екатерины II от 1793 года мая 27 все эти и другие преобразования касались однако же военно-административного строя, нисколько не затрагивая экономического состояния страны, почему при И-ре Александре II по Высочайшему повелению и учрежден известный на Дону комитет 1819 г., давший Войску в 1835 году положение об управлении Войском Донским. Положение это — бесспорно замечательный законодательный акт для своего времени по широкому применению выбранного начала к составу административных и судебных учреждений в Войске Донском оставался в полной силе без изменения и дополнения до восшествия на престол И-ра Александра II, а между тем быстро развивавшаяся общественная жизнь Войска предъявляла новые и новые требования, которые не были предусмотрены положением 1835 года и нуждались в безотлагательном их разрешении законодательным порядком.

Последовавшие в царствование Императора Александра II преобразования таким образом отвечали насущной потребности времени.

Войско Донское в царствование Императора Александра II

В день восшествия на престол Императора Александра II (19 февраля 1855 г.) последовала Высочайшая Войску Донскому грамота, в которой после горестного известия о постигшем Россию несчастье (смерти И-ра Николая I) говорилось: «Желая изъявить Войску Донскому душевную Нашу признательность за верную и славную его службу, Всемилостивейше жалуем ему тот самый мундир, который в Бозе почивший Император Николай I носить изволил»… Такое внимание нового Императора к Войску Донскому в самые горестные минуты сыновней скорби не замедлило выразиться новыми милостями к Войску Донскому, оценивающими подвиги его в Восточную 1853-6 годов войну. В грамоте 1856 года августа 26-го говорилось: «Войско Донское, вызванное на брань против многочисленных врагов, отечеству угрожавших, вновь явило себя достойным прародительской славы… всюду заветным мужеством и храбростью оно оправдало Наши и Нашего отечества надежды. В воздаяние таковых доблестей, признали Мы за благо пожаловать вернолюбезному Нам Войску Донскому Георгиевское знамя с надписью: «за храбрость и примерную службу в войну против Французов, Англичан и Турок в 1853-6 годах… выказанную». Великие, благодетельные реформы царствования Александра II действительно незамедлили обнять Войско Донское во всех его частях: от гражданской до военной, от поселкового и станичного самоуправления до преобразования всех частей высшего войскового управления.

Первым по времени важным правительственным распоряжением на Дону после Восточной войны должно бесспорно признать отмену винного откупа в 1858 году и введение в 1859 году вольной продажи вина. Доходы Войска до того времени от винного откупа никогда не простирались более 700000. В первый же год по введении откупа доход Войска возрос до 1,150000.

По окончании второго года министр финансов, в виду единства заведывания во всей России питейными сборами, сделал предложение военному министерству взять питейные сборы в Войске Донском в свое ведение с обязательством уплачивать Войску 1,239,000 ежегодно. Наказный атаман Хомутов доносил военному министру об успехе этой реформы так: «На всем пространстве земли Войска Донского продается одно пенное вино высшего качества, нежели это было при откупах… При этом нельзя не заметить, что и само правительство при новой системе питейных сборов не вынуждено покровительствовать тем злоупотреблениям, которые так неизбежны были при откупном содержании». В 1863 году, как известно, по примеру Войска откуп был отменен во всей России [2].

Другой наиболее важной для Войска Донского милостью нового Императора является отмена службы Донских казаков на Кавказе и в Грузии.

После закубанского похода Суворова (1782 года) вековая борьба Донских казаков с горскими народами продолжалась уже за пределами Войска. Дальше и дальше, в глубь Кавказского предгорья, отодвигались русские границы и Войско Донское по-прежнему высылало из среды себя переселенцев для закрепления этих границ, а войска свои для защиты и распространения владений на Кавказе и за Кавказом. Тяжелая кавказская служба, особенно грузинская, оставила по себе глубокий след в жизни казачества. И действительно, не дешево стоила казакам «распроклятая грузинская сторонушка», как они ее проклинают в своих песнях. Много погибло донских казаков в ущельях Кавказских гор от черкасских пуль, а еще больше легло костьми на грузинских болотах, под влиянием зловредного Кавказского климата. Насколько ужасной представлялась в глазах казака грузинская служба, можно заключить из того, что на Дону установилось наказание, самое ужасное для казака, чиновника безразлично, если начальство пригрозит подчиненному отправить его на две, на три перемены в Грузию…

Из статистических сведений мы узнаем, что в 15-летний период казачьей службы, с 1822 по 1837 г., когда не было особенно опустошительных войн и когда начались усиленные наряды наших полков на Кавказе и в Грузию, число служилых казаков нисколько не увеличилось. Потом с 1842 по 1862 г. увеличилось только на 7000. Куда же девалось, по естественному ходу приращения, остальное население? Неприятель, действующий в открытом поле, не безлюдит так полков, как разбойничья резня по ущельям, горам и засадам Кавказских гор, длившаяся более 60-ти лет и истреблявшая не тысячами и сотнями, а в одиночку и десятками, «улила» горы Кавказские казачьей кровью.

О службе Донских казаков на Кавказе так отозвался Августейший Наместник Кавказа Великий Князь Михаил Николаевич: «Храбрые Донцы в течение 60-летней Кавказской войны постоянно делили с русскими войсками и труды, и славу военных подвигов, и многие из этих подвигов займут почетное место в истории».

Такие заслуги Войска Донского отечеству по достоинству оценены были Высочайшей грамотой 1863 года сентября 8-го дня в следующих милостливых словах: «Доблестные подвиги и многочисленные труды в войнах и спокойная, трудолюбивая деятельность в домашнем быту, постоянно обращали Наше внимание и внушали к войску Донскому сердечную привязанность Нашу, начавшуюся еще со времени бытности Нашей атаманом его».

«В воздаяние стольких заслуг Войска Донского и в знак особого Нашего к нему благоволения, Мы повелели: в облегчение многотрудной службы Донских казаков и для предоставления им более способов к улучшению домашнего быта сократить для всех чинов срок службы, назначая отныне для полевой 15 вм. 25 и для внутренней 7 вм. 12 лет».

При этом подтверждались все права и привилегии, дарованные Войску Донскому прежними Монархами.

В 1835 году было введено «положение» об управлении Войском Донским. Прошло 25 лет и опыт показал, что многие постановления с развитием народной жизни оказались уже неудоприменимы и устарелыми, с другой же стороны явились новые требования жизни, какие не были предусмотрены «положением» 1835 г. и следовательно нуждались в определенных узаконениях. Многосложность и разносторонность дел в Войсковом Правлении неизбежно рождали медленность и запутанность в делопроизводстве; излишняя централизация по гражданскому управлению не улучшила ни станичного управления, ни станичного хозяйства, а между тем приучила станичные общества к вредной опеке и значительно стеснила круг их самоуправления; различные отрасли войскового хозяйства сосредоточились в одной экспедиции и были в самом запущенном положении; новые роды гражданской службы и большая потребность в людях, посвятивших себя специально административной, судебной или учебной службе, вызвали резкое разделение гражданских чинов от военных; все это привело к тому, что наказной атаман М. Гр. Хомутов возбудил в 1859 году ходатайство об учреждении нового Комитета для приведения в систему изданных после 1835 года узаконений о Войске Донском, на что последовало в 1860 году Высочайшее соизволение. Комитет из трех лиц, по назначению самого атамана, работал негласно, вследствие чего на его счет стали ходить на Дону самые нелепые слухи. Говорили, что в Комитет подано мнение влиятельных лиц о том, чтобы местные войсковые учреждения были подведены под общий уровень губернских учреждений, что все права и преимущества Войска должны быть уничтожены. В то время в губерниях еще не было ни земских учреждений, ни новых гласных судов и поэтому при сравнении губернских учреждений с действующим войсковым «положением» все отдавали предпочтение последнему по тому широкому применению выборного начала к составу административных и судебных учреждений, какое установлено было «положением» 1835 года. Но грамота 1863 года положила конец всяким недоразумениям: ею «подтверждались все права и преимущества Войска и ненарушимость настоящего образа его служения. После этой Высочайшей грамоты все толки о судьбах Войска прекратились сами собою, ибо грамота, оставляя неприкосновенным образ служения Войска, давала свободный ход гражданскому и экономическому развитию края сокращением срока казачьей службы.

В 1864 году Комитет при помощи выборных от Войска окончил свой проект основных начал положения о Войске Донском и представил его в Военное Министерство, сам же вследствие открытия Комитета при управлении иррегулярных войск был упразднен. Главная цель как всех местных преобразовательных работ, так и занятий центрального Комитета о пересмотре казачьих положений ясно указана в следующих словах И-ра Александра II, обращенных к депутатам казачьих войск, прибывшим в Санкт-Петербург для участия в работах центрального Комитета: «Я желаю, чтобы казачьи войска, оказавшие столько незабвенных заслуг Отечеству, сохранили и на будущее время свое воинское назначение. Твердо надеюсь, что казаки и впредь, когда понадобится, выкажут себя такими же молодцами какими были всегда. Но Я вместе с тем желаю, чтобы в устройстве казачьих войск военное их назначение было сколько возможно согласовано с выгодами гражданского быта и хозяйственного благосостояния. Казачье население, отбывая по-прежнему военную свою обязанность, может и должно в тоже время пользоваться общими для всех частей Империи благами гражданского благоустройства. К этой главной цели должны клониться все ваши труды и мне приятно будет видеть, если вы достигнете ее». Эти незабвенные слова Императора Александра II стали неизменной программой всех преобразовательных работ как местной администрации, так и центрального Комитета при Главном управлении иррегулярных войск.

Среди множества разных полицейских и административных преобразований в Войске Донском в январе 1868 года состоялся закон о предоставлении полного права поземельной собственности Донским помещикам и о дозволении продажи их земель [3]. Этот закон вместе с памятным манифестом 19 февраля 1861 года, освободившим из крепостной зависимости почти целую треть Донского населения, составляет эру в историческом развитии поземельной собственности на Дону. Он первый уничтожил вековую замкнутость Войска и возвысил ценность Донских земель, доставив возможность и крестьянам делаться поземельными собственниками.

В 1870 году Войско Донское праздновало 300-летний юбилей своего служения государству. Событие это, даровавшее Войску многие реформы, как-то: преобразование Войскового Правления, введение мировых учреждений на выборном от всех сословий начал, новое положение об общественном (станичном) управлении в казачьих войсках и т. п. вызвало между прочим закон о предоставлении в потомственную собственность чиновникам войска поземельных срочных участков. Такой широкий переход земель из общинного владения в частную собственность [4], кроме возвышения цен на сами земли, имел еще и то последствие для государства и края, что минеральные богатства, скрытые в недрах войсковых земель, будучи предоставлены в частную собственность, вызывают значительные промышленные предприятия и сулят неисчерпаемые источники будущего благосостояния Донскому краю [5]. В 1873 году введены на Дону судебные учреждения на основании уставов 20-го ноября 1864 года.

Ко всему этому нужно еще присоединить за год состоявшийся закон об освобождении чинов войсковых от обязательной службы, о дозволении лицам казачьего сословия исключаться из оного и разрешение поступать в казаки иногородним. В 1876 году введены в области земские учреждения.

Итак, за короткое время состоялось несколько весьма важных узаконений и реформ, которые открывали широкий простор для развития гражданского быта и хозяйственного благосостояния Донского края, согласно Высочайшей воле, выраженной в речи к казачьим депутатам.

При составлении Положения об управлении Войском Донским в 1835 году, по-видимому, обращено было внимание и на развитие народного образования.

В год восшествия на престол Александра II на Дону была одна гимназия (с 307 учащимися), 7 окружных с приходскими при них же и 19 по другим станицам училищ.

Для женского образования на Дону «положением» 1835 года не было определено ни одного учебного заведения. Мариинский институт был учрежден впоследствии (1853 г.), по ходатайству войскового атамана Хомутова. В 1859 году тот же атаман Хомутов ходатайствовал об открытии женской гимназии в Новочеркасске и женских училищ 2-го и 3-го разрядов в окружных станицах, об увеличении числа мужских приходских училищ, о постройке здания для Новочеркасской гимназии и об увеличении жалованья приходским учителям. Положение этих тружеников было крайне жалкое: 54 рубля в год полагалось жалованья приходскому учителю. Кого могло привлекать такое жалкое вознаграждение?

Ходатайство атамана по части женских и народных училищ увенчалось успехом и обрадовало все сословия Войска Донского. Приходские училища с содержанием от войска в 550 рублей в год [6] поставлены были на Дону в самые выгодные условия по отношению к своему содержанию.

К концу царствования Александра II существовали уже на Дону 2 гимназии, из них Новочеркасская имела 16 классов, т. е. двойной состав, и если не выделяла из себя другой гимназии, то только по недостатку войсковых средств, 2 мужских прогимназии, 2 реальных училища, 2 женских гимназии, 3 женских прогимназии.

Для приготовления учителей в приходские училища учреждена одна учительская в Новочеркасске семинария. Окружных училищ 4, двуклассных 12, одноклассных (станичных, хуторских и приходских) 133, начальных 73, всего в них учащихся 17. 604 души, тогда как в 1855 году было всего учащихся 2.200 [7]. Следует еще упомянуть разные другие школы, учрежденные со специальной и благотворительной целью, как-то: мореходные классы в Аксае, фельдшерская школа, юнкерское училище в Новочеркасске, приюты разные и т. п. Прибавим к этому массу стипендий в разных высших и низших военных и гражданских учебных заведениях, на счет которых воспитываются уроженцы Войска Донского, и ясно представится, как широко двинулось на Дону в царствование Александра II народное просвещение.

Слова Высочайшего манифеста 1875 года Александра II: «да развивается повсюду стремление к просвещению» нашли самое широкое применение и в Войске Донском. Таким образом, ни одна из благодетельных реформ царствования Александра II не осталась без применения ее на Дону, и «Дон, говоря словами И-ра Александра II, отбывая по-прежнему свою воинскую повинность, может и должен в тоже время пользоваться общими для всех частей Империи благами гражданского благоустройства».

В заключение считаем нужным упомянуть о новой милости, выказанной Государем Императором в пожаловании Войску Донскому за военные подвиги в минувшую (1877-78) Русско-Турецкую войну Георгиевского знамени при грамоте следующего содержания: «Верные завету предков, некогда мужественно в течение столетий боровшиеся с исконным, тогда еще могущественным, врагом христиан, доблестные сыны Дона явили себя и ныне достойными потомками знаменитых предков… Находившиеся в составе действующей армии Донские полки… вписали новую славную страницу в боевую летопись Войска Донского и стяжали новое право на Наше благоволение и признательность отечества».
ПРИМЕЧАНИЯ

Сборник Области войска Донского статистического комитета. Новочеркасск, 1914. — Вып 12. — С. 139-148.
Русская старина 1778 г. Князь Васильчинков и питейная реформа.
Помещики… наделены свыше 2 млн. десят. (2.051.195 д.)
Перешло земли во владение чиновников 1.259.151 десят.
Только не Донскому краю.
Учителю 250 руб., законоучителю 100 руб. и на содержание училища 200 руб.
Всего тратится до 450 т. р. (1880)