BG diaspora.
Культурно-просветительская организация
болгар в Москве.

Девиз
Наша цель – поиск добрых сердец и терпеливых воль, которые рассеют навязанный нам извне туман недоверия и восстановят исконную теплую дружбу между нашими народами в ее подлинности и полноте.
септември 2019
П В С Ч П С Н
« авг.    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  

Раскольники потерпели фиаско в Страсбурге

16 сентября завершилась внутренняя война, которую болгарские церковные иерархи вели между собой в последние 20 лет. Верхняя палата Европейского суда по правам человека решила: притязания раскольников из так называемого “альтернативного синода“ неосновательны. Это значит, что Патриарх Максим является единственным законным руководителем Болгарской Православной Церкви.

Что следует из решения европейских судей?

Суд в Страсбурге поставил точку в деле, затеянном раскольниками. Он отверг их главные притязания, некоторые из которых переходили не только пределы права, но и границы здравого смысла, и полил ледяным душем всех крикливых политических и “правозащитных” подстрекателей церковного раскола, отравлявшего жизнь Церкви целых десять лет в период между 1992 и 2002 годами.

Вот притязания ныне уже бывших истцов, получившие столь безапелляционный отпор в Страсбурге.

Во-первых, они требовали “возвращения” 107 храмов по всей стране или же “возмещения ущерба“ в размере 678 миллионов евро. Суд отверг это требование, ведь на самом деле храмы никогда не принадлежали им, а являются собственностью БПЦ и никто никогда не отнимал их у нее.

Во-вторых, они требовали также сумму в 194 708 евро в пользу шестерых истцов во главе с Иваном Петровым (лжепатриархом Иннокентием). Это неосновательное притязание также было отвергнуто.

В-третьих, как будто всего этого было мало, они требовали еще и 4-х миллионов 262 тысяч евро компенсации 120 своим сподвижникам, будто бы “лишенным своих постов в Церкви”, и 1 миллиона для других 720 лиц, “пострадавших” из-за раскола. Суд отклонил и эти фальшивые претензии.

Более того, не было принято и требование раскольников восстановить статус-кво до их принудительного выселения из храмов по требованию Святейшего Синода в 2004 году.

В конечном счете суд присудил сумму в 50 тысяч евро всем раскольникам в качестве компенсации за действия органов полиции и прокуратуры.

Суд также поставил Болгарии на вид, что нужно изменить Закон о вероисповеданиях так, чтобы внутрицерковные конфликты решались в частном порядке в судах, а “альтернативный синод” мог бы зарегистрироваться без помех. В связи с этим нашему правительству следовало бы дать необходимые разъяснения Комитету министров Совета Европы, который будет следить за исполнением этого решения, ведь действующий ныне закон именно на этом принципе и основан, а раскольники всегда могли и могут зарегистрироваться в качестве отдельного вероисповедания в суде.

Хорошим обстоятельством является то, что суд в Страсбурге еще раз подчеркнул отсуствие противоречия между известной 10-й статьей Закона о вероисповеданиях, провозгласившей в соответствии с Конституцией Болгарскую Православную Церковь юридическим лицом ex lege (по праву, т.е. без регистрации) и Европейской конвенцией о правах человека. Это решение суда ставит безоговорочную точку во всех разговорах о том, что эта статья якобы нарушает права человека.

Единственное, на что пеняют нам судьи – то, что эта статья принята в момент, когда в БПЦ было, как они считают, “глубокое разделение”. Даже если принять некритически это утверждение, факты указывают, что сегодня такой ситуации не наблюдается и поскольку сама статья не противоречит Конвенции, то нет и оснований для ее пересмотра.

Разумеется, найдутся круги, которые попытаются воспользоваться этим определением суда и будут настаивать на том, чтобы Закон о вероисповеданиях был вывернут наизнанку, а статья о БПЦ была вообще вычеркнута из него. Они занимаются этим уже восемь лет. Но существенные положения Закона остались нетронутыми при трех парламентах, трех правящих коалициях и трех правительствах.

Из чего видно качество и государственное значение этого акта. Разумеется, никакой закон не является “священной коровой”, и Закон о вероисповеданиях тоже следует анализировать с точки зрения его практического применения и менять без разрушения его духа и принципов.

Что касается Болгарской Православной Церкви, то долгая и постыдная сага с государственно-политическим вмешательством в ее дела, прекращенная принятием Закона о вероисповеданиях, завершилась окончательно. Весь вопрос в том, поймут ли в конце концов наши православные архиереи свою высокую ответственность духовных водителей нации – или будут, как и раньше, барахтаться в дурацких интригах, стяжательстве и борьбе за власть.