BG diaspora.
Культурно-просветительская организация
болгар в Москве.

Девиз
Наша цель – поиск добрых сердец и терпеливых воль, которые рассеют навязанный нам извне туман недоверия и восстановят исконную теплую дружбу между нашими народами в ее подлинности и полноте.
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Награды русско-турецкой войны 1877–1878 гг.

Награды русско-турецкой войны 1877–1878 гг.



Наградная медаль. В 2-х томах. Том 1 (1701-1917)

Всё началось с Герцеговины, заселённой малочисленными славянскими народностями — сербами и хорватами. Доведённые до крайности непосильными поборами и бесправием, они первыми в июле 1875 года оказали сопротивление турецким поработителям. Их поддержала соседняя, такая же маленькая страна, Босния. В апреле 1875 года поднялись болгары, и началась неравная борьба с их могущественной владычицей — Турцией. Плохо подготовленное восстание подверглось жестокой расправе. В результате массовой резни в Болгарии погибло более 30 тысяч человек. Турки варварски сжигали и уничтожали селения. Не было пощады ни женщинам, ни детям. Такая дикая жестокость вызвала взрыв негодования единоверцев соседних княжеств — Сербии и Черногории. Их правители Милан IV и Николай I объединёнными силами 18 июля 1876 года выступили против султана. Они возлагали надежды на помощь единоверной братской России, которая издавна поддерживала и помогала освободительному движению славянских стран.


И на этот раз события на Балканах нашли широкий отклик среди русского народа. По всей стране стали создаваться комитеты помощи по сбору средств. И тогда даже «…самые бедные русские люди отдавали свои последние гроши на помощь страждущим братьям-славянам».[875] Началось формирование добровольческих отрядов, из государственной казны были выделены немалые средства. Продовольствие, винтовки, пушки и многое другое отправлялось эшелонами и морским транспортом на Балканы. Тайно от властей в столицу Сербии Белград выехал покоритель Туркестана отставной генерал М. Г. Черняев, он принял на себя командование всеми объединёнными войсками. Туда же прибыл и знаменитый профессор С. П. Боткин со своим медицинским персоналом: врачами и медсёстрами; в качестве военного корреспондента — известный писатель Г. И. Успенский. На Балканы выехали художники К. Е. Маковский, В. Д. Поленов, писатели-революционеры С. М. Степняк-Кравчинский, Д. А. Клейменц и другие известные в России люди. Например, санитарным отрядом в Черногории руководил знаменитый хирург Н. В. Склифосовский.


Основной состав добровольцев, прибывших на Балканы, состоял из солдат и офицеров русской армии. Желающим принять добровольное участие предоставлялась возможность получить временную отставку. В качестве волонтёров они переправлялись через Одессу и Кишинёв в Сербию и Черногорию. Путь их пролегал через Румынию на Турн-Северин. А дальше, переодевшись в сербское платье, со спрятанным в поклажу оружием плыли они вверх по Дунаю.


Среди добровольцев были люди удивительной судьбы. Скажем, солдат Василий Кочетков. «…Родившийся в 1785 году, он участвовал в Отечественной войне 1812 года, сражался при Бородине, Лейпциге, вошёл в 1814 году в Париж. Воевал в русско-турецкую войну 1828–1829 годов, принимал участие в военных действиях в Польше и на Кавказе, где был трижды ранен. Во время Крымской войны снова ранен в Севастополе, на знаменитом Корниловском бастионе. После выздоровления служил в Средней Азии, участвовал в Хивинском походе. В 1877 году, сражаясь на Шипке, снова был ранен, лишился ноги и был отправлен в бессрочный отпуск. Участвуя в 10 войнах и кампаниях, В. Н. Кочетков был шесть раз ранен и заслужил 32 знака отличия, в том числе три солдатских Георгиевских креста. Умер он в 1892 году в возрасте 107 лет».[876]


В этой войне участвовало «…более 6 тысяч русских добровольцев».[877] В их число входила целая тысяча русских офицеров, о храбрости которых писал один турецкий полковник, участвовавший в боевых схватках с противной стороны: «…Таких воинов я не видывал, они всегда впереди своих солдат, с обнажённой шашкой, нередко с непокрытой головой, бросаются в свалку, нанося жестокие удары направо и налево. Один вооружённый вид их должен воодушевить солдат. О, если бы у нас были такие офицеры!»[878]


Объединённая армия Сербии и Черногории насчитывала около 120 тысяч человек, но вся беда была в том, что она состояла, за исключением черногорцев, из плохо обученных ополченцев и, естественно, не могла рассчитывать на успех в войне с опытной, значительно превосходящей её армией султана. Пять месяцев бились объединённые силы славян, проявляя в сражениях образцы героизма и мужества. И хотя в начале они добились значительных успехов, исход войны был уже предрешён. Под напором огромной турецкой армии сербы были вынуждены отступить в глубь своей страны, и 29 октября 1876 года, в сражении под Дюнишем, несмотря на все старания, оборона их была прорвана. Турки уже были готовы раздавить Сербию… И только Россия решительными действиями спасла её от полного краха. Часть русской армии под командованием генерала М. И. Драгомирова уже готова была к выступлению на южных границах России. Ультимативное заявление императора Александра II о прекращении военных действий против Сербии от 19 октября 1876 года остановило Турцию от дальнейшей расправы со славянским народом.


Наградная медаль. В 2-х томах. Том 1 (1701-1917)

Для награждения воинов сербской армии и добровольческих ополчений братских славянских народов, выступивших на стороне сербов и проявивших личную храбрость в боевых действиях против турок, были отчеканены золотые и серебряные медали, диаметром 26 мм. На лицевой стороне их, по кругу, снизу вверх, в виде полувенка изображены лавровая и дубовая ветви, нижние концы которых в перевязи прикрыты боевым щитом. В середине медали, между ветвями, надпись в две строки: «ЗА — ХРАБРОСТ» (без мягкого знака); ниже дата — «1876». На оборотной стороне — прямая, горизонтальная трёхстрочная надпись: «МИЛАН — М. ОБРЕНОВИЧ IV — КНАЗ СРПСКИ» (князь Сербский); ниже, под ней, фигурный прочерк. Существует и другая подобная медаль, но несколько большего размера — 32 мм, ушко для ношения у неё в отличие от первой поперечное, с продетым в него колечком, за которое медаль подвешивалась к ленте. Этими медалями награждались и русские добровольцы, сражавшиеся с турецкими угнетателями за свободу сербского народа. Носили такие медали на ленте сербских цветов — красной с синей каймой. Сам князь Сербский Милан IV в 1878 году был награждён русским правительством орденом св. Георгия 4-й степени.[879]


От правителя Черногории князя Николая I русские добровольцы тоже получили награды подобного рода, выполненные из разного металла.


Наградная медаль. В 2-х томах. Том 1 (1701-1917)

На лицевой стороне этих медалей — погрудное, вправо обращённое, изображение князя Черногорского, которое окружает надпись: «НИКОЛА I КНЬАЗ ЦРНОГОРСКИ». На оборотной — в таком же полувенке, как на сербской медали, надпись: «ЗА — РЕВНОСТ» (без мягкого знака). Как и Сербский, Князь Черногорский Николай I был награждён русским орденом св. Георгия 4-й степени. Этим же орденом были жалованы ещё 4 серба и 24 черногорца.[880]


Гусарский ротмистр Евгений Максимов в своих записках того времени упоминает об одной из подобных славянских медалей: «…К моему удивлению и восторгу, встретил я в своём отряде несколько русских солдат, уже исправно здесь воевавших. Особенно поразил меня бравый молодец, отставной пехотной унтер-офицер родом откуда-то из-под Шуи, с достоинством носивший на груди черногорскую золотую медаль „За храбрость“…».[881]


После прекращения военных действий в Сербии император Александр II пытался уладить отношения с Турцией дипломатическим путём. Под его руководством в Ливадии неоднократно проводились совещания. Было выработано особое положение о христианских подданных в Османской империи, но на международной конференции в Константинополе Турция, под влиянием Англии, наотрез отказалась от этих условий. На аудиенции русский царь открыто заявил английскому послу Августу Лофтусу, что если его правительство «…не примет …энергичных мер против Турции, то он будет действовать один…»,[882] но не для того, чтобы завладеть Константинополем, а с намерением заставить Турцию принять условия, защищающие славянские народы Балкан.


12 апреля Александр II подписал манифест об объявлении войны.


Наградная медаль. В 2-х томах. Том 1 (1701-1917)

За форсирование Дуная румынское правительство учредило специальный крест «За переход через Дунай». Крест железный, чёрного цвета, четырёхконечный, каждый конец которого с прямоугольным уширением в средней части являет собой как бы самостоятельный крестик; чекан двухсторонний, с рифлёной поверхностью, имеет окантовочный бортик по всему обводу креста. На лицевой стороне его, в круглой розетке, под государственной короной, вензель румынского князя Карла из династии Гогенцоллернов (Кароль I). А на оборотной, в середине точно такой же розетки, помещена дата — «1877», вокруг которой надпись на румынском языке, означающая в переводе «ЗА ПЕРЕХОД ЧЕРЕЗ ДУНАЙ». Этого знака отличия наряду с румынскими были удостоены десятки тысяч русских солдат, офицеров и генералов — участников переправы 15 июня через Дунай, боёв при Плевне, Шипке, Шейнове и других сражений этой освободительной войны (1877–1878 годов).[883] Все русские солдаты и унтер-офицеры за переправу через Дунай получили из казны по 2 рубля. Кроме того, для десантников, отличившихся в сражении на правобережном плацдарме и за Систовские высоты и город Систово, в дивизию Драгомирова были присланы знаки отличия ордена св. Георгия: «…в Волынский и Минский полки по пять крестов на роту, в Подольский полк — по четыре креста и в Житомирский — по три креста на роту. В санитарную роту было выдано шесть крестов, гребцам понтонов — 12 крестов». Эти награды по старой русской боевой традиции были распределены самими солдатами между достойными.


Георгиевскими кавалерами позднее стали и некоторые солдаты румынской армии, проявив свою отвагу под Плевной. А румынский князь Карл и двое его подданных были награждены русским правительством орденами св. Георгия 4-й степени.[884]


Сразу же после объявления войны русская армия вступила в пределы закавказской территории Турции. Вся армия была разделена на четыре отряда со своими наступательными задачами. Так, ахалуихское подразделение Кавказской армии к 15 мая уже захватило Ардаган, кобулетский отряд двигался на Батум, эриванский — взял крепость Баязет и, соединившись с главными силами, блокировал главную турецкую цитадель — Карс. После безрезультатных атак сильных турецких укреплений под Зевиным русская армия вынуждена была отказаться от дальнейшего наступления, но и удержаться на занятых позициях она уже не смогла.


Подошедшие огромные силы турок заставили снять осаду Карса, отступить до первоначальных рубежей и перейти к обороне. В этот самый момент турки окружили небольшой русский гарнизон крепости Баязет, оставленный для её охраны. Обороняясь за стенами мощной цитадели под командованием капитана Ф. Э. Штоковича, русские воины отбивались от многочисленных атаковавших турецких войск, оставшись без запасов продовольствия и воды. Ручей за пределами крепости, из которого с риском для жизни по ночам брали воду, турки отравили, завалив его выше по течению трупами лошадей. 23 дня гарнизон упорно удерживал крепость, пока не подоспел эриванский отряд и не спас оставшихся в живых.


На Дунайском театре военных действий после форсирования Дуная русская армия повела наступление сразу в трёх основных направлениях: на запад — к Никополю, на восток — к Рущуку и на юг — к Балканам. Последнее направление было главным, по нему двинулся со своей армией генерал И. В. Гурко. Внезапным ударом он овладел Тырновом — древней столицей Болгарии, но Шипкинский перевал был взят только после его обхода — одновременным ударом с фронта и тыла. Это был огромный успех. Но в то же самое время неожиданно резко осложнилась обстановка на западном направлении.


Отряд Криденера быстро овладел Никополем и с ходу мог бы легко взять Плевну, оборонявшуюся малыми силами турок. Но дав трёхдневный отдых войскам, он упустил время. К Плевне подошли большие силы турок под командованием одного из талантливых и смелых турецких военных предводителей Османа-паши, приковав к себе почти на полгода всю главную русскую армию. Промах генерала Криденера стоил русским огромных потерь в живой силе. Трижды армия пыталась штурмом взять Плевну, но все попытки оканчивались лишь большой потерей солдат.


На Шипкинском перевале военные действия тоже были насыщены драматическими событиями. С южного склона к Шипке подступили пятикратно превосходящие силы Сулейман-паши. Началась героическая оборона Шипкинского перевала. С 9 по 12 августа велись непрерывные атаки турецких войск. Сулейман-паша вводил в штурм всё новые и новые резервы. У защитников перевала уже кончались боеприпасы, атаки часто приходилось отбивать штыками и камнями. И в самый критический момент, когда уже остатки русского отряда с небольшой дружиной болгар были окружены и все попытки спасти положение казались безнадёжными, подошла долгожданная помощь от генерала Ф. Ф. Радецкого. Вот как описывал эту оборону один из её участников М. А. Газенкампф: «…Трудно себе представить, что вынесли наши на Шипке. Против сорока турецких батальонов было только три батальона Орловского пехотного полка и четыре болгарские дружины. Эти семь батальонов и отбили десять приступов вшестеро сильнейшего неприятеля… 9 августа наши расстреляли все патроны; значительная же часть ружей и три орудия пришли в негодность от непрерывной стрельбы.


Но если нашим было плохо, то туркам было ещё труднее карабкаться вверх по шипкинским кручам. Нельзя не удивляться железной энергии Сулеймана и беззаветной храбрости его войск, хотя эта фронтальная атака — верх нелепости…»[885]


А вот запись В. И. Немировича-Данченко: «Наши били на выбор, артиллерийские снаряды выхватывали сотни жертв, трупами набились все лощины, случалось, что треть колонны ляжет, не достигнув вершины, кажется, вот-вот пойдут назад, нет — идут новые и свежие колонны, и бой кипит на том же месте, а там, глядишь, с диким криком лезут на наши скалы слева целые ряды красных фесок, и из лесу справа сверкают тысячи ружей, поднимающихся сюда же…»[886]


Турки были отброшены, и началось пятимесячное «Шипкинское сидение». Всю осень и зиму защитники находились в горах, будучи оторванными от основной армии, своих тылов, брошенными на произвол судьбы. Теперь уже не вражеские атаки косили русских и болгарских солдат, а наступившие морозы и метели. Вот как писал в своём дневнике один из офицеров, находившихся в то время на Шипке: «…1 ноября. Буря на горе Николая столь сильна, что несколько часовых было опрокинуто… и унесено в овраг… 1 декабря. Весь день откапывали из-под снега свои жилища, а ночью поднимали на руках в гору артиллерию… 7 декабря… 24 градуса мороза. Снежный ураган… Одежда промёрзла насквозь. 17 декабря. Ночью опять поднялась снежная буря, достигшая… степени урагана… Всю ночь люди были в движении, наблюдая друг за другом, чтобы кто-нибудь не замёрз… костров развести невозможно. Огонь задувает. Ружья и одежда покрыты сплошной снежной корой…»[887]


Но Радецкий доносил: «На Шипке всё спокойно». А за этими донесениями скрывалось множество жертв от холода и болезней. Но несмотря на все нечеловеческие трудности, русские солдаты совместно с болгарскими дружинниками сумели отстоять Шипкинский перевал и предупредить удар Сулеймана-паши в тыл русской армии.


У Плевны тем временем русская армия продолжала ждать дополнительных подкреплений из России. Только один третий штурм Плевны стоил русским 13 тысяч солдат и свыше трёхсот офицеров. Были предложения оставить Плевну до будущего года, но начальник штаба Левицкий заявил, что «…после нового поражения отступление немыслимо ни в политическом, ни в нравственном отношении».[888] После этого Плевну окружили «железным кольцом», пресекли все возможные внешние связи, тщательно провели под руководством Г. Э. Тотлебена, героя Севастополя, осадные работы. Это вынудило турок к активным действиям. Они пытались прорваться сквозь кольцо осаждавших и даже завладели первой линией траншей, но были отрезаны с флангов. Сам предводитель Осман-паша был ранен в ногу и сдался со своей армией. Так кончилась пятимесячная борьба за Плевну.


Последние события воодушевили русских. Командование, несмотря на зиму, повело решительное наступление дальше на юг тремя группами войск. 13 декабря генерал Гурко со своим корпусом двинулся через Балканы к Софии, которую турки надеялись превратить во вторую Плевну. В исключительно тяжёлых условиях, в сильные морозы, по занесённым снегом горным перевалам, прошли русские войска через Балканский хребет, взяли прикрывавшую Софию позицию Ташкисен, а затем сам город и продолжали с боями двигаться к Филипполю и Андрианополю.


Тем временем другой отряд через Троянов перевал вышел за Балканы. К Радецкому на Шипке присоединились Скобелев и Святополк-Мирский. Часть войск была оставлена для охраны Шипки, а другая, перевалив через горы, 27 декабря окружила турецкую армию под Шейново двойным кольцом. 30 декабря 1877 года с армией Весселя-паши было покончено. После этого русские войска, использовав конницу, начали сбивать заслоны и с ходу брать турецкие укрепления. 8 января был взят Андрианополь, а через десять дней русская армия вышла к Сан-Стефано вблизи Константинополя. Это событие потрясло всю Европу. Русские войска уже готовы были захватить столицу Турции, но Англия с Австрией всполошились и стали снова угрожать России войной, как это было уже не раз.


Славной страницей русского военного искусства стало и взятие Карса. К началу войны крепость была реконструирована под руководством английских военных инженеров. Оборонительные сооружения состояли из мощных фортов, каменной стены, опоясывающей город, и цитадели. После того как главные силы турецкой армии были разбиты в Алдажинском сражении, в октябре русские войска возобновили осаду Карса. Штурм крепости был тщательно подготовлен — ему предшествовала 8-дневная бомбардировка фортов — и начался в ночь на 8 ноября. Русские войска предприняли атаку одновременно пятью колоннами, пути подхода подкреплений противника были перекрыты кавалерией… К утру русский флаг уже развевался над цитаделью крепости.


Ночной штурм Карса был необычен и много изучался зарубежными военными деятелями. Он являлся образцом военного искусства.


В феврале 1878 года, после продвижения с боями в юго-западном направлении, война закончилась взятием Эрзерума. К этому времени русские войска на западе стояли под самым Константинополем и ждали правительственного решения. Угрозы западноевропейских держав заставили Россию отказаться от занятия турецкой столицы. Переговоры велись в Сан-Стефано, где 19 февраля был подписан мирный договор. Условия его для России и балканских славян был выгодными, но договор был опротестован Австрией. На Берлинском конгрессе трактат был пересмотрен и значительно изменён в угоду западным державам. Но не принять его России было нельзя — это грозило новой войной с целой коалицией стран. Однако большая часть славянских народов Балкан всё же получила независимость. Россия вернула почти все ранее потерянные земли в Причерноморье и на юго-западных границах.


За участие в этой войне к награждению было представлено огромное число воинов как русской регулярной армии, так и союзных войск, различных ополчений и дружин. В качестве наград в документах фигурируют ордена, медали, нагрудные знаки, бронзовые ленточки на головные уборы с отличительными надписями, георгиевские петлички на воротники и рукава, наградные знамёна, штандарты, серебряные трубы, рожки, чины, деньги и прочее. Многие солдаты были удостоены самых популярных и почётных наград — знаков отличия ордена св. Георгия различных степеней от 4-й до 1-й.


Интересно будет отметить такой случай. За штурм Карса Иван Кравцов был представлен к 4-й степени «Георгия». Но ему полагалась 1-я степень, так как три креста у него уже имелись. Ошибка была исправлена только 25 лет спустя, когда он стал отставным фельдфебелем. Он получил знак 1-й степени, но уже с большим номером, став 450-м полным георгиевским кавалером, хотя в действительности входил во второй десяток.[889]


Представители славянских народов, находившиеся в составе различных ополчений и отличившиеся в сражениях против турок вместе с российскими частями, были так же представлены к награждению этими знаками. Только одна 3-я Болгарская дружина, не говоря о всех других, получила 34 знака, в том числе 10 крестов за бои на Шипке.[890]


Отличившиеся в сражениях воины мусульманского вероисповедания награждались особым Георгиевским, специально для них чеканенным, солдатским крестом, в розетке которого вместо изображения св. Георгия на коне, поражающего копьём дракона, помещён с обеих сторон знака российский государственный герб: двуглавый орёл. Его зачастую попросту называют «иноверческим крестом». Он представляет большую редкость из-за малого числа награждённых им. Гораздо чаще встречаются медали с надписью «За храбрость», которыми также награждались представители мусульманских народностей, состоявшие в иррегулярных частях и конно-пеших ополчениях Кавказской армии.[891] Эти медали не имели ни степеней, ни номеров, а подразделялись на нагрудные — золотые и серебряные, диаметром 28 мм, и такие же шейные — 50 мм. Выдавались они на Георгиевской ленте.


Наградная медаль. В 2-х томах. Том 1 (1701-1917)

На лицевой стороне этих наград по традиции помещалось погрудное, профильное, изображение Александра II с круговой титульной надписью; на оборотной, в две строки — «ЗА — ХРАБРОСТЬ», а ниже — фигурный прочерк. Награждение той или иной медалью производилось в зависимости от заслуг награждаемого.


Но основной наградой этой войны являлась медаль (единого образца) диаметром 26 мм, отчеканенная из серебра, светлой и тёмной бронзы (меди). Она выдавалась на двойной комбинированной Андреевско-Георгиевской ленте и предназначалась для ношения на груди.


Наградная медаль. В 2-х томах. Том 1 (1701-1917)

На лицевой стороне медали изображён (на фоне лучезарного сияния) шестиконечный христианский крест, попирающий турецкий полумесяц; по сторонам его указаны годы войны: слева — «1877», справа — «1878». На оборотной стороне, между двумя лавровыми ветвями, перевязанными внизу лентой, прямая, горизонтальная, четырёхстрочная надпись из библейской фразы: «НЕ НАМЪ, — НЕ НАМЪ, — А ИМЕНИ — ТВОЕМУ».


Серебряной медалью в первую очередь награждались участники обороны Шипки, затем только защитники крепости Баязет. Сам начальник оборонявшегося гарнизона капитан Ф. Э. Штокович, как указывает документ, «…за храбрость и распорядительность, оказанные во время блокады Баязита…» был произведён в чин майора и представлен к награждению орденом св. Георгия 4-й степени.[892]


Позже, только в 1881 году, особым приказом по военному ведомству было установлено дополнительное награждение серебряными медалями всех участников штурма Карса… Всего было выдано 70 тысяч серебряных медалей.[893]


Медаль из светлой бронзы выдавалась всем участникам военных действий — от генерала до рядового, как русским, так и представителям союзных частей и ополчений. Кроме того, такие же медали были выданы врачам, сёстрам милосердия, санитарам и священникам, исполнявшим свои обязанности в боевой обстановке. Всего таких наград было выдано более 600 тысяч.


Медаль из тёмной бронзы (меди) предназначалась для награждения как частей русской регулярной армии, так и союзных, а также различных ополчений, находившихся в зоне военных действий, но не принимавших непосредственного участия в сражениях. Таких медалей было выдано вдвое меньше, чем предыдущих.


Не забыло русское командование и о награждении местного балканского населения за его разностороннюю помощь русским войскам во время войны. Для этого использовались ранее учреждённые русские медали. За проведение разведок и сбор ценных сведений о противнике, за конкретную помощь в операциях, за особые старания в переводах с других языков на русский, за снабжение продовольствием и за другие подобные виды содействия многие представители дружественных славян награждались золотыми и серебряными медалями «За усердие».[894] Эти медали подразделялись на шейные — диаметром 50 мм и нагрудные — 28 мм и выдавались на различных лентах в зависимости от заслуг — на Станиславской, Анненской, Владимирской и Александровской.


Такие же медали выдавались и русским унтер-офицерам за многолетнюю срочную и сверхсрочную непрерывную воинскую службу.


Помимо солдатских Георгиевских крестов за проявленную личную отвагу в боевых сражениях бойцам союзных подразделений и ополчений выдавались медали «За храбрость»,[895] такие же, как и представителям мусульманского происхождения в Кавказской армии.


19 декабря 1878 года был установлен «Знак отличия Красного Креста… в награду особам женского пола, которые, посвятив себя попечению о раненых и больных воинах, своею деятельностью и рвением на сем поприще оказывают особые заслуги и известны притом своими высокими нравственными качествами».[896]


Статья 649 Свода законов Российской империи гласит: «Знак отличия Красного Креста имеет две степени; первая, или высшая, степень: эмалевый красный крест в круглом золотом ободе; вокруг обода, на лицевой стороне, изображена надпись: „За попечение о раненых и больных воинах“; и вторая степень: такой же крест, но в круглом серебряном ободе, с такою же надписью».[897]


За время войны первую степень заслужило всего несколько десятков женщин, а вторую получили сотни участниц войны.


Однако в войне с Турцией в деле заботы о раненых отличились и представители мужского пола, которых тоже необходимо было отметить. Поэтому в 1879 году появился ещё один знак Красного Креста, увенчанный царской короной, в виде изящно сложенной в красивую розетку ленты, внутри которой помещён красный эмалевый крест, по обе стороны его на ленте указаны годы войны: слева — «1877», справа — «1878».[898] Этот знак предназначался для награждения представителей обоего пола, и не только тех, кто непосредственно оказывал помощь раненым и больным, но и помогавших им «материальным содействием».


Позднее, 6 августа 1879 года, был учреждён ещё один знак Красного Креста, но уже в качестве награды для русских должностных лиц «по гражданскому управлению в Болгарии». По положению знак этот «…носится на полукафтане и вице-полукафтане на левой стороне груди. При звёздах и других… знаках, Знак Красного Креста носится ниже (особо оговорённых)…».[899]

Из книги Наградная медаль. В 2-х томах. Том 1 (1701-1917)