BG diaspora.
Культурно-просветительская организация
болгар в Москве.

Девиз
Наша цель – поиск добрых сердец и терпеливых воль, которые рассеют навязанный нам извне туман недоверия и восстановят исконную теплую дружбу между нашими народами в ее подлинности и полноте.
декември 2019
П В С Ч П С Н
« ное.    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

В Севастополь на конференцию съехались потомки русских эмигрантов первой волны со всего мира

В Крым на несколько дней приехали потомки русских эмигрантов, вынужденных покинуть полуостров в 1920 году. Из-за гражданской войны оттуда уехали около 150 тысяч наших соотечественников. Трагические события тех дней будут обсуждать на научной конференции вместе с историками из разных стран.

В Крым на несколько дней приехали потомки русских эмигрантов, вынужденных покинуть полуостров в 1920 году. Из-за гражданской войны оттуда уехали около 150 тысяч наших соотечественников. Трагические события тех дней будут обсуждать на научной конференции вместе с историками из разных стран.

„Большое паломничество“ – именно так потомки русских эмигрантов называют посещение русского Крыма. В аэропорту Симферополя их встречают, как долгожданных гостей.

„Мы приехали как паломники, чтобы вспомнить, кто были наши отцы, как они отсюда уходили. Причем, уходили и всегда говорили: мы уходили не из Крыма, а из России“, – говорит князь Александр Трубецкой, председатель Общества памяти императорской гвардии.

По ночной дороге в Севастополь из окна автобуса они пытаются разглядеть Крым, который они знают только из рассказов родных, покинувших полуостров 95 лет назад, как оказалось – навсегда.

Смутное время, разделившее Россию на „белых“ и „красных“, тогда поставило их отцов и дедов перед тяжелейшим выбором – остаться и погибнуть или отправиться в неизвестность.

Ирина Сомова, внучка русских эмигрантов, родилась в Австралии. Поездка в Севастополь для нее – словно возвращение домой.

„Я очень хорошо помню рассказ друга семьи, который покидал Севастополь в возрасте десяти лет, и он всегда со слезами на глазах вспоминал Исход. И рассказывал, как уже на кораблях, готовясь к отъезду, служились напутственные молебны, и когда тронулся пароход, то те, кто остались в городе, и те, кто остались на борту, они опустились на колено и прощались с друг другом и с Родиной“, – рассказывает Ирина.

Историю „русского Исхода“ Дмитрий Де Кошко, председатель Координационного совета российских соотечественников во Франции, родившийся в Париже, знает из рассказов и записей своей бабушки. Спустя почти столетие он нашел тот самый дом в Севастополе, где семья офицера проживала полгода перед эвакуацией – Чесменская улица 58.

В 1920 году Крым – единственный оплот белого движения России. В начале ноября красноармейцы прорываются через Сиваш и берут Перекоп. Русская армия генерала Петра Врангеля готовится уходить морем.

В ноябре 1920 года Графская пристань наполнилась народом. На улицах были выставлены патрули из солдат армии генерала Врангеля. „Население запряталось по домам, магазины закрыты. Улицы пусты, безмолвны и мертвы“, – так описывали обстановку в городе очевидцы. Люди нескончаемым потоком стекались в порт. Между Севастополем и Константинополем в те дни практически беспрерывно курсировали корабли. Это место стало последним клочком Родины для более чем 150 тысяч русских эмигрантов.

„Я с палубы смотрела на скрывающиеся родные берега, сердце болезненно сжалось, увижу ли я их когда-нибудь?“ Она их так и не увидела. „Кто нас приютит, что нас ждет? Я никогда не была особенно набожной и давно не молилась. Но тут с тоской, отчаянием вырвалось: „Господи милосердный, спаси нас и сохрани“, – со слезами на глазах читает Дмитрий Де Кошко воспоминания своей бабушки.

Из пяти крымских городов в Турцию отправляется 126 кораблей, лодок и буксиров. На борту – офицеры, казаки, их семьи и просто беженцы. Из Константинополя, современного Стамбула, их дороги расходятся: Бизерта, Галлиполи, остров Лемнос.

Научная конференция в Севастополе, посвященная трагическим страницам российской истории, в этом году стала площадкой, где обсуждают и современные вызовы, стоящие перед русскими во всем мире.

„На наших глазах меняется цивилизация за Западе. На Западе меньшинство, в общем-то, навязывает свои правила большинству. В Евросоюзе теперь христианство стало непрошенным гостем, и нас это безумно беспокоит. Мы видим, что молодая Российская Федерация является последней защитной стеной против этой новой идеологии“, – уверена Мария Генко-Старосельская из Общества памяти императорской гвардии (Париж).

„У нас где-то в памяти 1100 лет российской истории, непрерывная связь. И мы можем сказать, что каждое поколение служило России. И мы хотим продолжать служить России, потому что мы верим в Россию“, – говорит князь Дмитрий Шаховской, президент Союза дворян, почетный член Союза потомков галлиполийцев (Франция).

На Графскую пристань, ставшую символом разлуки с Россией, с каждым годом приезжает все больше потомков русских эмигрантов. В память о тех, кто так и не воссоединился с Родиной, на причале проведут панихиду и по морской традиции спустят венок на воду.