BG diaspora.
Культурно-просветительская организация
болгар в Москве.

Девиз
Наша цель – поиск добрых сердец и терпеливых воль, которые рассеют навязанный нам извне туман недоверия и восстановят исконную теплую дружбу между нашими народами в ее подлинности и полноте.
ноември 2018
П В С Ч П С Н
« окт.    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

БОЛГАРСКИЕ ПИСЬМА И БОЛГАРСКИЙ ВОПРОС. Предисловие к книге И.Ю. Мельниковой

БОЛГАРСКИЕ ПИСЬМА И БОЛГАРСКИЙ ВОПРОС.
Предисловие к книге „Болгары в России“ И.Ю. Мельниковой

В 2003 г. вышла в свет антология «Россия и Болгария: По стра­ницам русской литературы XIX — начала XX вв.»

Издание подготовлено к 125-летию восстановления
государственности Болгарии.Между двумя великими Александра­
ми русской поэзии — Пушкиным и Блоком — в ней десятки имен:
писателей, публицистов, художников, авторов документальных
свидетельств и художественных фантазий. Все связаны сквозной
темой, которая, цитатой из Н.В.Шелгунова, вынесена в заголовок
вступительной статьи В.М.Хевролиной : «Вопрос славянский —
русский вопрос». На этот раз юбилейной даты нет, но мы сочли
логичным продолжить тему — с тем, чтобы героями (авторами)
второго тома стали те, во имя чьей свободы на протяжении деся­
тилетий ломались копья и сталкивались идеи в русском обществе:
болгары. Знаменитые и безвестные, почти все малознакомые для
сегодняшнего русского читателя, объединенные двумя в равной
степени мощными и для них все определявшими страстями — лю­
бовью к собственной стране и беспредельной верой в то, что ее
судьба и свобода неразрывными узами связаны с Россией. Тема
этой книги — «болгарские вопросы», увиденные глазами болгар­
ских авторов и изложенные ими в текстах, жанр которых условно,
вольной цитатой, обозначается нами как «болгарские письма».

***
Интерес российского общества к положению славян, населяв­
ших христианские провинции Османской империи в Европе, про­
явится в середине XYIII в., что было связано в значительной степе­
ни с русско-турецкими войнами. Следствием войн, частично про­
ходивших на населенных болгарами землях, стало появление на
юге России обширной болгарской диаспоры, представители кото­
рой стремились знакомить российскую общественность с события­
ми на Балканах и положением своего народа. Испытываемый им
политический, экономический и религиозный гнет со стороны ту­
рецких властей и греческого духовенства был главной темой бол­
гарских выступлений в русской печати. Наряду со статьями и очер­
ками русских военных деятелей, дипломатов и ученых, побывав-
ших на болгарских землях, материалы болгар, как письменные
свидетельства очевидцев и участников событий, привлекали вни­
мание российской читающей публики.
Знания о южных славянах, в частности, о болгарах, начали раз­
вивать в исторических трудах В.Н. Татищев и М.В. Ломоносов, I
причем в «Истории Российской» Татищева, написанной в 1739 г.,’
уже шла речь об их тяжелом положении под гнетом Османской
империи
2
. Об этом свидетельствовал и советник российского по­
сольства в Константинополе П.А. Левашов, взятый в плен в ходе
русско-турецкой войны 1768-1774 гг. Его в числе других пленных
турки «влачили» по завоеванным славянским землям в арьергарде
своей армии
3
. Определенные данные о славянах можно было по­
черпнуть из книг зарубежных авторов. В 1794 г. в Вене вышла кни­
га сербского историка И. Раича, написанная языком, близким
к церковно-славянскому
4
. В 1795 г. в Санкт-Петербурге была пред­
принята ее перепечатка, правда, вторая часть, содержавшая главу
«О народе болгарском», издана не была.
К рубежу XYIII-XIX вв. просвещенная часть российского об­
щества сумела, хотя и по немногочисленным источникам, соста­
вить представление об истории болгар, их современной жизни,
этническом и языковом родстве с русским народом. Подкреплен­
ное христианским догматом о помощи единоверцам, оно легло
в основу идеи освободительной роли России и вызвало к жизни
ряд проектов русских и славянских деятелей по объединению во­
круг нее славянских народов Балкан. Один из первых, обнародо­
ванный в 1803 г., принадлежал В.Ф.Малиновскому — директору
Царскосельского лицея, который на исходе русско-турецкой вой­
ны 1787-1791 гг. принимал участие в выработке мирного договора,
а впоследствии возглавлял консульство в Молдо-Валахии, в то
время наиболее близкое к болгарским землям представительство
России. Малиновский мыслил о широкой конфедерации славян­
ских народов: «от Балтийского залива и Камчатского моря между
Азией и Америкой до Средиземного — одно племя славяно-
русов, — в Болгарии, Славонии, Венгрии, Далмации — это все
наши любезные сограждане!»
5
С активизацией в начале XIX в. антитурецкого сопротивления
на Балканах, особенно во время русско-турецкой войны 1806-1812
гг., в Россию все чаще прибывали ходоки из южнославянских зе­
мель, просившие поддержать их национально-освободительные
выступления. С такими просьбами приходило к русским военным
деятелям, находившимся в то время на Балканах, и местное насе-8
ление. Корреспонденты русских газет знакомили с этими фактами
российское общество, а участники войны, подобно капитану рус­
ской армии А.Г.Краснокутскому, отражали их в своих мемуарах
6
.
Во всех этих публикациях отчетливо звучала мысль о необхо­
димости возвращения национальной независимости Болгарии
с помощью России. Одновременно уделялось внимание другой
теме, затрагивавшей болгаро-греческие отношения. Эллинизация
сфер культуры и церкви на Балканах, в раннее средневековье но­
сившая прогрессивный характер, в начале XIX в. оказывалась
сдерживающим фактором развития Болгарии. Борьба за нацио­
нальную церковь и культуру стала борьбой за сохранение нацио­
нального сознания и идентичности. Одним из первых ознакомил
русскую читающую публику с этой проблемой А.М. Спиридов
7
,
в 1818-1821 гг. служивший в генеральном консульстве в Бухаресте.
Помимо сведений о греко-болгарской церковной борьбе Спиридов
сообщил достаточно подробные этнографические и исторические
сведения о южных славянах, которые позже заимствовались авто­
рами других посвященных Балканам публикаций. Однако его вы­
воды, базировавшиеся на личных наблюдениях и полученных от
местного населения данных, были не всегда точны, что показала,
в частности, предложенная им этническая классификация бал­
канских народов.
О возникновении в России научного интереса к болгарской
истории и культуре свидетельствовали работы первых русских
ученых-славистов: Ю.И.Венелина, И.И.Срезневского, В.И.Гри­
горовича. В книге Венелина «Древние и нынешние болгары в по­
литическом, народописном и религиозном их отношении к рос­
сиянам», первая часть которой вышла в 1829 г., а вместе с продол­
жением была переиздана в 1841 г., содержались точные и подробные
сведения о болгарском народе, приводились доказательства его
этнического родства с русским. Впервые совершалось знакомство
с болгарской культурой, а также выражалась историческая при­
знательность болгарам, принесшим на Русь письменность. Труд
Венелина оказал сильное воздействие и на самих болгар, укрепив
их самосознание и патриотические чувства.
В 1830-1840-х гг. интерес к Балканам возрос и у европейских
держав в связи с их стремлением усилить свои экономические
и геополитические позиции в регионе. Нестабильность в Осман­
ской империи, провоцируемая ростом эксплуатации податного,
главным образом христианского, населения, не входила в планы
Европы, опасавшейся сближения турецких христиан с Россией.
9
На Балканах активизировалсь деятельность католической и про­
тестантской церквей, поощряемая турецким правительством.
В создавшейся ситуации русская общественность нуждалась
в конкретной и регулярной информации о положении родствен­
ного народа, страдающего под турецким игом, но до Крымской
войны 1853-1856 гг. русские периодические издания це имели
в болгарских землях своих корреспондентов. Подробные данные
начали поступать от болгарских авторов, живших в России. /
В числе первых подобных публикаций были работы Басила
Априлова, представителя обосновавшейся в Одессе купеческой
династии. Главный труд его жизни — книга «Денница новоболгар­
ского образования» — вышел в 1841 г. Интерес к нему в России
оказался огромным: отклики появились в журналах «Сын отече­
ства», «Современник», «Библиотека для чтения», «Москвитянин»,
«Отечественные записки»
8
. Рецензии были благожелательными,
в них отмечалась широта сведений по истории, культурному на­
следию болгар, их просветительской деятельности. Часть откли­
ков принадлежала представителям западников (в том числе,
В.Г.Белинскому
9
, видевшему в книге славянофильское влияние),
однако и в них приветствовалось стремление Априлова рассказать
об успехах национального развития болгар. Ценность «Денни­
цы…» и других его работ, опубликованных в России, уже тогда
признавалась учеными-славистами, которые обращались к ним,
как к источнику исторических, этнографических и культурологи­
ческих сведений о болгарах.
К ранним публикациям болгарских авторов в России относят­
ся и «Письма болгарские», помещенные в 1842 г. в журнале «Моск­
витянин». Их передал издателю журнала профессору М.П.Пого­
дину Георгий Бусилин — восемнадцатилетний юноша, ставший
первым болгарским студентом Московского университета. Эти
письма, принадлежавшие самому Бусилину, его отцу и соучени­
кам по гимназии, были переведены им на русский язык. Парал­
лельно в журнале размещался оригинальный текст: русскому чи­
тателю предоставлялась возможность воспринять разговорный
болгарский язык и ощутить его близость русскому
В начале 1840-х гг. в Россию прибыл болгарин Спиридон Пала-
узов, который обучался славянской филологии сначала в Москов­
ском, затем в Санкт-Петербургском университетах. В 1852 г. он
опубликовал магистерскую диссертацию на тему «Век болгарско­
го царя Симеона» и позаботился о ее распространении, как это
следует из его письма В.И. Григоровичу.
10
Русскоязычные публикации болгарских авторов 1840-х—
1850-х гг. пополнили знания российской общественности о бол­
гарском народе. Часть болгарских эмигрантов принимала в этом
процессе опосредованное участие, ведя переписку с учеными, об­
щественными и государственными деятелями России. Эпис­
толярное наследие Ивана Денкоглу, Спиридона и Николая Па-
лаузовых, Саввы Филаретова свидетельствует о стремлении авто­
ров усилить интерес к своей родине. Этого добивался и Георгий
Раковский, один из идеологов национально-освободительного
движения, разрабатывавший, находясь в России, программу воо­
руженной борьбы. В частности, он искал содействия российских
славистов в издании полного текста своей поэмы «Лесной пут­
ник», в которой отразил этапы болгарского сопротивления.
Обучавшиеся на юге России, в Одессе, Николаеве и Киеве,
болгарские студенты поддерживали тесные контакты с Одесским
болгарским настоятельством — влиятельной организацией, осу­
ществлявшей общественно-политическую деятельность среди
славянства под покровительством русского правительства. Они
передавали сведения о событиях в Болгарии и настроениях народ­
ных масс. Написанные ими в России произведения, как напри­
мер, стихотворения Добри Чинтулова и Христо Ботева, были пе­
реведены на русский язык позже.
В канун Крымской войны 1853-1856 гг. количество публика­
ций болгарских авторов в русской прессе существенно возросло.
С походом русских войск за Дунай болгары связывали надежды на
освобождение и потому помещали в печати подробные материалы
о национальных особенностях и быте своего народа, о произволе
турецких властей, грабежах и насилиях. К таким публикациям от­
носятся «Письма из Болгарии» просветителя и дипломата Найдена
Герова, печатавшиеся в течение 1854 г. на страницах газет и жур­
налов, а также изданные отдельной брошюрой
10
. Автор, хотя
и принял к тому времени российское подданство, жил на родине,
и его материалы содержали подробную, достоверную информа­
цию. В некоторых периодических изданиях рядом с письмами
Герова публиковалось без указания авторства «Письмо болгарина
к другу из Мачина в Одессу»
11
. Оно принадлежало Николаю
Палаузову, первому адресату Герова, который получал его корре­
спонденции, переводил на русский язык и печатал в газете
«Одесский вестник». Когда же самому Палаузову представилась
возможность ступить на болгарскую землю с частями русской ар­
мии, он отправил в редакцию «Одесского вестника» письмо с соб­
ственными впечатлениями.
11
В связи с неблагоприятным для России исходом Крымской
войны осложнилось и положение болгар. В крупных болгарских
городах были открыты российские консульства, которые содей­
ствовали переселению болгар в Россию, они же оказывали болга­
рам помощь в реализации их политических и экономических тре­
бований, защиту от произвола османских властей. Особая забота
проявлялась о молодежи, в которой российское правительство
видело проводника своих идей на Балканах: ей предоставлялись
стипендии для обучения и разные виды материальной поддержки.
За счет государства, общественных организаций и частных лиц
в 1850-е – 1860-е гг. в России обучалось около семисот болгарских
студентов, многие из них привлекались к работе в «славянских от­
делах» русских периодических изданияй.
В 1857 г. обучавшиеся в Московском университете болгарские
студенты учредили литературно-просветительское общество
«Болгарская дружина», в программе которого значился пункт:
«Знакомитьрусскихс болгарами письменно»
12
. Публицистическая
деятельность болгарских студентов велась по многим направле­
ниям, одним из главных оставалась освещение болгаро-греческих
церковных разногласий. В 1858 г. Христо Даскаловым, председа­
телем общества «Болгарская дружина», была опубликована ста­
тья «Возрождение болгар или реакция в европейской Турции»
13
.
Кроме описания тяжкой жизни болгар на родине, в ней освеща­
лись и малоизвестные русской публике действия греческих ие­
рархов, имевшие антиболгарскую направленность. Российский
синод в этом церковном споре занял нейтральную позицию, счи­
тая греческую патриархию в Константинополе опорой русского
влияния в Османской империи. Автор же доказывал, что такая
позиция противоречит национальным интересам его народа.
Резонанс статьи был столь велик, что издатель журнала «Русская
беседа» был вынужден представить разъяснения в Московский
цензурный комитет. После этого дальнейшие публикации по
болгарскому церковному вопросу в русской печати были сокра­
щены, осталась незавершенной и серия статей С.Палаузова в га­
зете «Северная пчела». Однако болгарские авторы не оставляли
попыток утвердить свою точку зрения, доказывая, что возвраще­
ние Болгарской церкви самостоятельности — неотъемлемый этап
борьбы за национальную независимость народа
14
. «Дело Болгар­
ской церкви есть дело болгарской народности», — писал в журна­
ле «Беседа» болгарский ученый Марин Дринов
15
. В 1870 г. рос­
сийский посол в Константинополе Н.П.Игнатьев добился от
Порты, обеспокоенной размахом церковного движения в Бол­
гарии, грозящего перерасти в общенациональное сопротивление,
согласия на создание Болгарского экзархата вне рамок Кон­
стантинопольской патриархии. Это был первый шаг к церковной
самостоятельности.
Успехи в церковной борьбе болгарские авторы справедливо
связывали с развитием национального просвещения, они боро­
лись за то, чтобы родной язык звучал и во время богослужений,
и в стенах школ, чтобы преподавание велось учителями, владею­
щими предметами отечественной истории и литературы.
«Назначить премию тому, кто составит болгарскую Историю,
Грамматику и Словарь», — призывал своих соотечественников
и единомышленников в 1861 г. Любен Каравелов
16
. В дальнейшем
он внимательно следил за успехами национального просвещения
и отражал их в статьях, часть которых была написана специально
для русской прессы.
Программой уже упоминавшейся «Болгарской дружины» пред­
усматривалось «содействовать развитию болгарской литературы»
собственными произведениями
17
. Пример такого содействия —
творчество студента-филолога Басила Поповича. В одном из его
материалов — «О ’’Болгарских книжицах”»
18
— содержался обзор
первого номера болгарского литературного журнала, учрежденно­
го в 1857 г. Обществом болгарской письменности в Констан­
тинополе. Другой — «Отрывок из рассказов моей матери. Поездка
в виноградник» — явился повестью, которая стала первым произ­
ведением болгарской оригинальной беллетристики, хотя вышла
в свет на русском языке.
Схожими судьбами обладают и художественные произведения
Любена Каравелова, в то время вольнослушателя Московского
университета. Его литературный дебют, рассказ «Атаман болгар­
ских разбойников», а также повести «Неда», «Бедное семейство»,
«Дончо», «На чужой могиле без слез плачут», впервые были опу­
бликованы по-русски
19
и лишь позднее переработаны самим авто­
ром и изданы на болгарском языке. На русском языке создавал
свою публицистику и Райко Жинзифов, в те годы — также студент
Московского университета.
С конца 1860-х гг. внимание к судьбе болгарского народа при­
влекают его вооруженные выступления против турок. Тот факт,
что на 1-й Славянский съезд в Москве в мае 1867 г. были пригла­
шены и болгары, говорил о возросшем политическом значении их
борьбы. И хотя болгарские четы Хаджи Димитра и Стефана
Караджи в Балканских горах потерпели поражение, Болгария ста­
ла рассматриваться в России как определенная политическая сила
13
в борьбе с турками. С этого времени число публикаций болгар­
ских авторов возросло. В них, как и прежде, обрисовывалось их
тяжелое положение на родине, но вместе с тем все чаще звучала
тема народного сопротивления. Его апогею — Апрельскому вос­
станию 1876 г. — посвящено наибольшее количество произведе­
ний. Поэт Христо Ботев лично возглавил отряд повстанцев и по­
гиб в вооруженном столкновении с турками.
Публикации этого периода принадлежали представителям раз­
ных сословий, интересов и занятий: литераторам и журналистам —■
Любену Каравелову и Тодору Бурмову, юристам — Стефану
Бобчеву и Антону Теохарову, ученому Марину Дринову, художни­
ку Станиславу Доспевскому, непосредственной участнице собы­
тий Райне Футековой-Дипчевой. Имена некоторых авторов оста­
вались неизвестными, пока их не установили в ходе специальных
исследований. Так обстояло дело с публикацией Доспевского.
Различался и характер материалов: пространные обзоры и ре­
портажи с мест, политические обозрения и живые автобиографи­
ческие свидетельства. Вплоть до Освободительной русско-
турецкой войны 1877-1878 гг. жившие^Тв России болгарские авторы
активно призывали оказывать своему народу помощь. О положе­
нии дел в Болгарии писали в российской печати и русские, и за­
рубежные корреспонденты, но именно материалы болгар вызыва­
ли наиболее горячий отклик в российском обществе, требовавшем
от правительства России действий по их освобождению.
События русско-турецкой войны 1877-1878 гг., в результате ко­
торой была восстановлена государственность Болгарии, и после­
военного периода также освещались болгарскими авторами, жив­
шими в России. Многие из них служили в русской армии и во
Временном русском гражданском управлении для Болгарии.
Собрать и издать материалы этого периода — отдельная большая
задача, выходящая за рамки настоящей антологии.
После войны и Освобождения болгары, оставшиеся на родине,
продолжали публиковаться в России. Некоторые впоследствии
вернулись, как например, М.Дринов, возобновивший научную де­
ятельность в Харьковском университете. В числе вышедших после
войны произведений — роман Атанаса Шопова «Десятидневное
царствование», посвященный Апрельскому восстанию 1876 г.,
и воспоминания Ивана Иванова «Болгарское ополчение и его
сформирование в 1876-1878 гг.».
В «русских материалах» болгарских авторов периода 1840-х —
1880-х гг. отражены все значимые события, происходившие на их
родине. Порой, в стремлении донести информацию до читателя
как можно скорее, в них допускались фактические неточности
и преувеличения, а желание достичь политического эффекта вы­
зывало тенденциозную окраску. Но нельзя отрицать тот факт, что
сила слова служила мощным фактором воздействия на россий­
ское общество, позиция которого ускорила решение долго коле­
бавшегося российского правительства начать войну за освобожде­
ние Болгарии.
* * *
Материалы, собранные в настоящей антологии, различны по
форме, жанру и стилю: художественные произведения, статьи,
очерки, информационные сообщенияЗоззвания. Одна часть
была написана болгарскими авторами по-русски, другие перево­
дились на русский язык в разные периоды времени. Произведения
публиковались не только в славянофильских изданиях «День»,
«Москва», «Русская беседа», но и в официальных газетах
«Московские ведомости» и «Санкт-Петербургские ведомости»,
историко-литературных журналах «Русская старина» и «Русский
архив», журнале Санкт-Петербургской Духовной академии
«Церковный вестник» и многих других. Большое количество ма­
териалов размещалось на страницах одесских газет — «Одесского
вестника» и «Новороссийского телеграфа». Подход к текстам бол­
гарских авторов, различавшийся у редакторов и корректоров раз­
ных изданий, также порой определял их уровень: некоторые были
аккуратно выправлены, другие содержат шероховатости, болга-
ризмы, иногда грамматические ошибки. Подобным образом от­
личаются друг от друга и книжные издания, имевшие к тому же
разное предназначение: Славянский благотворительный комитет,
издававший работы РЖинзифова, Р.Футековой-Дипчевой и А.Тео-
харова, ставил задачу привлечь внимание общественности к сла­
вянам Балканского полуострова и собрать средства на их поддер­
жание; Н.В.Гербель, составитель сборника «Поэзия славян»
(1871), — ознакомить русскую читающую публику с молодой сла­
вянской литературой.
Включение в настоящую антологию таких разных материалов
подчинено идее представить личности авторов — болгар, живших
в России. Их русскоязычное творческое наследие достаточно ве­
лико и, как правило, не переиздавалось. По этой причине отбор
текстов представлял дополнительную сложность.
Тексты даются в современной орфографии с указанием источ­
ников. Издание сопровождается пояснительным словарем, вклю­
чающим, кроме турцизмов, историко-географические названия,
15
например, «Македония» — в то время не государство, а историче­
ская область, населенная в основном славянами.
Издание «русских работ» болгарских авторов уже предприни­
малось в Болгарии. К сожалению, выход двух фундаментальных
книг — «Български автори в руския периодичен печат. 1854-1864» /
Сост. Ц.Унджиева (1982) и «Освобождението на България: Корес-
понденции и материали на руския печат. 1876-1879» /Сост.
Е.Бужашки (1988) — был прерван на первых томах. В этой связи
приносим искреннюю благодарность дочери Цветы Унджиевой
Любе Йоневой за предоставленную возможность ознакомиться
с материалами, собиравшимися для последующих выпусков анто­
логии. Некоторые из них включены в настоящее издание.
Благодарим также сотрудников Библиотеки иностранной ли­
тературы А.Ш.Леви и И.В.Зайцева за оказанную на разных этапах
работы консультативную помощь.

1
Россия и Болгария: По страницам русской литературы XIX — начала XX вв. /
Сост. И.Ю.Мельникова; Науч. ред. и автор вступ. статьи В.М.Хевролина. М.:
Рудомино, 2003.
2
Татищев В.Н. Южные славяне //Татищев В.Н. История Российская. Т.1. М.;
Л., 1962. С.330-334.
3
Левашов П.А. Плен и страдания россиян у турков, или обстоятельное описа­
ние бедственных приключений, претерпенных ими в Царьграде по объявлении
войны и при войске, за которым влачили их в своих походах. СПб., 1790. (О юж­
ных славянах с.35-37, 43-45, 59).
4
История разных славянских народов, наипаче болгар, хорватов и сербов, из
тьмы забвения изъятая и в свет исторический произведенная Иоанном Раичем,
архимандритом во Свято-Архангельском монастыре Ковиле. Вена, 1794.
5
Из статьи «Любовь России». См.: Малиновский В.Ф. Избранные обществен­
но-политические сочинения. М., 1958. С. 104.
6
Дневные записки поездки в Константинополь Александра Григорьевича
Краснокутского в 1808 году, самим им писанные. М., 1815. (О встрече с болгарами
с.8-10).
7
[Спиридов А.М.] Краткое обозрение народов славянского племени, обитаю­
щих в европейской части Турецкой империи //Северный архив. СПб., 1825. № 14.
С. 85-117; № 15. С. 191-234 (о болгарском народе с. 193-201).
8
Сын отечества. СПб., 1842.4.2. №З.Разд.7. С.20-22; Современник. СПб., 1842.
T.27. Разд.2. С.82-89; Библиотека для чтения. СПб., 1842. T.55. №12. Разд.6. С.21-
28; Москвитянин. 1842. Ч.З. №5. Разд.З. С. 132-164.
9
[Белинский В.Г.] Денница новоболгарского образования. Сочинение Василия
Априлова //Отечественные записки. СПб., 1842. T.24. № 9. Разд.6. С. 14-15.
10
[Геров Н.] Письма из Болгарии. Одесса, 1854. См. также: Одесский вестник.
1854. 6 марта, № 23; 9 марта, № 26; 11 марта, № 27; 13 марта, №28; Таврические
губернские ведомости: Часть неофициальная. Симферополь, 1854. №№ 25-30,
16
32-34; Москвитянин. 1854. 4.2. № 8. Разд. 8. С.85-116; Тоже с сокращ.: Киевские
губернские ведомости: Часть неофициальная. 1854. 26 июня, № 26.
11
[Палаузов Н.] Письмо болгарина к другу из Мачина в Одессу //Таврические
губернские ведомости: Часть неофициальная. Отд. 2. Симферополь, 1854. № 23;
Тоже: Москвитянин. 1854. 4.2. № 8. Разд. 8. С. 116-121.
12
Цит. по: Билунов Б.Н. К истории «Болгарской дружины» — организации
болгарских студентов в Московском университете //Болгария и Россия: Сборник
трудов Б.Н.Билунова. М., 1996. С. 193.
13
Даскалов X. Возрождение болгар или реакция в европейской Турции //
Русская беседа. М, 1858. Т. 2. Кн. 10. Разд. 5. С.1-58.
14
Рамки настоящей антологии не позволяют включить многие работы, в том
числе, на указанную тему: Каравелов Л. Болгарский церковный вопрос //
Новороссийский телеграф. Одесса, 1869. 21 дек. (2янвЛ870), № 262; 24 дек. (5янв.
1870), № 264; Жинзифов Р. Судьбы болгарской церкви //Православное обозрение.
М., 1870. № 5. С.801-821; № 6. С.951-972; №7. С.71-93.
15
См. наст, издание, с.303.
16
Там же, с.262.
17
Цит. по: Билунов Б.Н. К истории «Болгарской дружины» — организации
болгарских студентов в Московском университете //Болгария и Россия: Сборник
трудов Б.Н.Билунова. М., 1996. С.193.
18
Попович В. О „Болгарских книжицах” //Русская беседа. М., 1859. 4.2.
Кн. 14. № 2. Разд. 5. С. 115-139.
19
Каравелов JI. Страницы из книги страданий болгарского племени. М.,
1868.
17

http://www.libfl.ru/about/dept/bibliography/books/bulgary.pdf